Поздравление Атамана Хуторского казачьего общества «Хутор Дьяченковский» города Хабаровска с Днём создания Уссурийского казачьего войска

Атаман Хуторского казачьего общества «Хутор Дьяченковский» города Хабаровска подхорунжий Пробатов Сергей Николаевич

Господа старики, братья казаки, сёстры казачки, казачата, господа кадеты и все посетители официального сайта хабаровских казаков из Хуторского казачьего общества «Хутор Дьяченковский» города Хабаровска Окружного казачьего общества Хабаровского края Уссурийского казачьего войска!

26 июня старого стиля 1889 года (в настоящее время это число соответствует 9 июля нового стиля) было создано самое молодое из исторических казачьих войск России – Уссурийское казачье войско. К тому времени оно состояло только из казаков-переселенцев из Забайкалья, входивших в Уссурийский пеший казачий батальон Амурского казачьего войска.

К 1889 году казаки занимали весь правый берег Уссури и часть казаков с семьями были расселены по сухопутной границе южнее озера Ханка, таким образом занимая границу на протяжении более 800 вёрст. Самое молодое войско быстро пополняло свои ряды как естественным приростом, так и путём переселения по государственной программе казаков из Донского, Терского, Кубанского, оренбургского и Уральского казачьих войск.Численность душ казаков Уссурийского казачьего войска обоего пола стремительно росла, казаки осваивали новые и новые земли, с каждым годом выставляя на службу всё больше и больше казаков.

Уссурийские казаки стояли надёжным заслоном на дальневосточных рубежах нашей Родины, отражая набеги разбойников-хунхузов, периодически пробовавших на зуб нашу границу.

В суровых условиях Уссурийской тайги, осваивали казаки-уссурийцы новый край, поднимали хозяйства, пахали землю. Славились уссурийские казаки своим обычаем взаимопомощи и взаимовыручки. Дома для новых переселенцев строили всей общиной. Этот обычай получил название «помочи».

Прославили уссурийские казаки своё оружие и в военных конфликтах — Китайском походе 1900-1901 гг., Русско-японской войне 1904-1905 гг., Первой мировой войне. Немало казаков-уссурийцев покрыло себя неувядаемой боевой славой. Многие из них стали Георгиевскими кавалерами. В традициях уссурийских казаков было дозволение казаку полному георгиевскому кавалеру носить папаху из тигровой шкуры, ведь окрас этого благородного таёжного зверя напоминает расцветку ленты Георгиевского креста.

Трагедия 1917 года и последовавшие затем драматические события повлекли за собою ликвидацию Уссурийского казачьего войска, но в конце ХХ века, усилиями энтузиастов потомков уссурийских казаков, во главе с казачьим полковником Скокленёвым Михаилом Борисовичем, уссурийское казачество начало своё возрождение. Нынче Уссурийское казачье войско занимает территорию всего Дальневосточного Федерального округа, являясь самым большим по площади казачьим войском в России. Сегодня мы торжественно отмечаем 132-х летнюю годовщину создания Уссурийского казачьего войска.

Поздравляю всех казаков Хуторского казачьего общества «Хутор Дьяченковский» города Хабаровска с этим праздником. Да благословит Господь и Бог наш Иисус Христос наше славное Уссурийское казачье войско, наше Окружное казачье общество Хабаровского края и нашу крепкую дружную семью — Хутор Дьяченковский, а с ним и всех казаков хутора! Желаю всем нам крепкого казачьего здоровья, верности Господу Богу и Его Святой Православной христианской Церкви, бодрости духа в перенесении всех жизненных путей, успешной службы во славу Отечества, казачества и веры православной, семейного счастья и достатка на многая и благая лета! Слава Богу, что мы — уссурийские казаки!!!

Атаман Хуторского казачьего общества «Хутор Дьяченковский» города Хабаровска подхорунжий Пробатов Сергей Николаевич

Владимир Александрович Толмачёв — девятый и последний Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска

Владимир Александрович Толмачёв — девятый и последний Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска

04 ноября 1853 года в Саратовской губернии Российский империи в дворянской семье родился тот, кому предстояло стать последним Наказным Атаманом Уссурийского казачьего войска – Владимир Александрович Толмачёв.

Образование будущий Уссурийский Атаман получил в Пажеском корпусе, куда был зачислен 02 июля 1867 года. В службу Владимир Александрович вступил 17 июля 1870 года. На следующий год 11 августа он был произведён в чин камер-пажа. Учёба камер-пажа Толмачёва складывалась успешно и 17 июля 1872 года он  был выпущен корнетом в лейб-гвардии Гродненский гусарский полк. Подобно второму, третьему, шестому и седьмому Уссурийским Атаманам, будущий девятый Наказной Атаман УКВ свою военную службу начал в лейб-гвардии – элитных имперских войсках. Служба молодого офицера складывалась прекрасно. 30 августа 1875 года корнет Толмачёв был произведён в поручики. В этом же году он становится членом полкового суда. 30 августа 1877 года поручик Толмачёв производится в штаб-ротмистры. В этом году началась славная русско-турецкая война 1877-1878 годов, в ходе которой Россия защищала балканские славянские народы. Штаб-ротмистру Толмачёву довелось участвовать в этой кампании. Хотя непосредственного участия в боях принимать ему не пришлось, но службу свою на этой войне он нёс исправно, свидетельством чего стали полученные им награды.

07 декабря 1877 года штаб-ротмистр Толмачёв был командирован в действующую армию для сопровождения 1-го маршевого эскадрона, прибыл в марте 1878 года, а 15 июня был зачислен в действующий полк. 25 июня 1878 года Владимир Александрович был награждён тёмно-бронзовой медалью «В память русско-турецкой войны 1877-1878». Позже, 11 августа 1879 года на память об этой войне ему был вручён румынский крест «За переход  Дуная». В этом же месяце 30 числа штаб-ротмистр Толмачёв удостаивается награждения орденом Святого Станислава 3-й степени с формулировкой «За отличие по службе».

С января 1881 года, жизнь Владимира Александровича связывается с казачеством. Его переводят в конные полки Оренбургского казачьего войска. 24 января 1881 года Толмачёв получает казачий чин войскового старшины. Так он становится вторым в истории Уссурийского казачества войсковым Атаманом, после Арсения Дмитриевича Сташевского, росшим в казачьих чинах до назначения Наказным Уссурийским Атаманом.  Владимир Александрович служил в 5-м (с 03.02.1881), 4-м (с 01.05.1881), 2-м (с 20.04.1882), 3-м (с 20.04.1884), 6-м (с 23.07.1894) Оренбургских казачьих полках.

6 мая 1884 года войсковой старшина Толмачёв производится в подполковники. 1 марта 1888 года подполковник Толмачёв назначается помощником командира 3-го Оренбургского казачьего полка, а с 4 апреля этого года его причисляют к войсковому сословию Оренбургского казачьего войска по посёлку Чалкинскому станицы Донецкой 1-го военного отдела Оренбургского казачьего войска. Свою казачью службу Владимир Александрович нёс блестяще и 30 августа 1892 года был произведён в полковники с формулировкой «за отличие».

В 1894 году полковник Толмачёв становится командиром 10-го льготного полка. 6 мая 1895 года Владимир Александрович был удостоин награждения орденом Святой Анны 2-й степени.  Растёт полковник Толмачёв и в должностях. 4 декабря 1895 года он становится Атаманом 2-го военного отдела Оренбургского казачьего войска. Впрочем, по другим данным он занял эту должность годом раньше – 1 декабря 1894 года.

В 1896 году полковника Толмачёва награждают серебреными медалями «В память царствования императора Александра III» и «В память коронации Императора Николая II». На следующий год в России была организована и проведена первая в истории страны всеобщая перепись населения. Для поощрения счётчиков, работавших на безвозмездной основе, организаторов переписи и лиц, способствовавшие её проведению была учреждена тёмно-бронзовая медаль «За труды по первой всеобщей переписи населения». Полковник Толмачёв был награждён этой медалью. А 6 мая 1899 года Владимира Александровича удостаивают орденами Святого Владимира 4-й степени и Святого Станислава 2-й степени.

3 марта 1900 года полковника Толмачёва назначили командиром 2-го Оренбургского казачьего полка. Служебные труды казачьего полковника не остались незамеченными. 6 мая 1903 года он удостаивается награждения орденом Святого Владимира 3-й степени.

В 1904 году, с вероломной атаки японского флота на русскую эскадру на внешнем рейде Порт-Артура и трагической гибели крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» в Чемульпо, началась драматическая русско-японская война. Полковник Толмачёв принял участие в сражениях той войны, о чём свидетельствует награждение его в 1906 году светло-бронзовой медалью «В память русско-японской войны». Темно-бронзовым вариантом этой медали отмечали тех, кто не принимал участия непосредственно в боях, а вот светло-бронзовую медаль вручали всем военным и морякам, независимо от звания и должности, в том числе добровольцам, которые побывали хотя бы в одном сражении против врага на суше или на море.

С 07 марта по 14 апреля 1904 года полковник Толмачёв временно командовал 2-й бригадой 13-й кавалерийской дивизии. 16 апреля 1904 года за отличие Владимир Александрович Толмачёв был произведён в чин генерал-майора с назначением командиром 2-й бригады Оренбургской казачьей дивизии. Состоял по Оренбургскому казачьему войску. 18 ноября 1904 года генерал-майор Толмачёв был удостоин награждением орденом Святого Станислава 1-й степени с мечами, а 25 ноября этого же года – орденом Святой Анны 1-й степени с мечами. Приказом от 03 марта 1905 Владимир Александрович был награждён золотым оружием «За храбрость». Награждение утверждено Высочайшим Повелением от 28 января 1906 года.

09 июня 1906 года генерал-майор  Толмачёв был прикомандирован к штабу Варшавского военного округа, а 27 числа этого же месяца удостоин награждения орденом Святого Владимира 2-й степени с мечами.

20 июля 1906 года генерал-майора Толмачёва назначили  начальником отдельной Забайкальской казачьей бригады, с зачислением по Забайкальскому казачьему войску. Жизненный путь будущего Девятого Наказного Уссурийского Атамана постепенно приближается к Уссурийскому краю. На этом посту Владимир Александрович пробыл до 10 июля 1907 года. В этот день генерал-майор Толмачёв был назначен начальником Уссурийской  отдельной конной бригады с зачислением по армейской кавалерии. В состав этого соединения входили Приморский драгунский короля датского Христиана IX полк, 1-й Нерчинский казачий полк Забайкальского казачьего войска, Уссурийский казачий дивизион и 1-й конно-горный артиллерийский дивизион.

29 марта 1909 года за отличие Владимира Александровича производят в генерал-лейтенанты. Уссурийской отдельной конной бригадой генерал-лейтенант Толмачёв командовал вплоть до 1912 года. 26 января этого года его переводят на должность командира Отдельного корпуса жандармов. Практически через год 25 января 1913 генерал-лейтенант Толмачёв был освобождён от этой должности и назначен состоять при министре внутренних дел. Впереди его ждало войсковое Атаманство.

20 августа 1913 года генерал-лейтенант Толмачёв был назначен военным губернатором Амурской области и Наказным Атаманом Амурского казачьего войска с зачислением по Амурскому казачьему войску. На пароходе «Амур» 27 сентября этого года он прибыл в столицу войска город Благовещенск, где и вступил в должность. Будучи Амурским войсковым Атаманом он сразу зарекомендовал себя хорошо. Дополнением к Высочайшему Повелению от 06 декабря 1913 года генерал-лейтенант Толмачёв был удостоин награждения орденом Белого Орла.

А впереди разгорался всемирный пожар Первой мировой войны. Империалисты втягивали мир в чудовищный конфликт. Формальным поводом для войны стало убийство сербским революционером Гаврилой Принципом австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда и его супруги Софии Хотек. Через месяц Австро-Венгрия объявила войну Сербии. Будучи союзницей Сербии Россия не смогла избежать конфликта, ставшего мировым. 1914 год поставил перед Россией задачу всеобщей мобилизации. Амурский Наказной Атаман Толмачёв на своём месте принял все необходимые меры по мобилизации Амурских казаков. 12 февраля 1915 года генерал-лейтенант Толмачёв был награждён светло-бронзовой медалью «За труды по отличному выполнению всеобщей мобилизации 1914». Эта медаль вручалась лицам, принимавшим участие в планировании и проведении мобилизации войск в начальный и предшествующий период Первой мировой войны. Она стала последней медалью Российской Империи.

Труды генерал-лейтенанта Толмачёва на посту Амурского Атамана были высоко оценены. 01 сентября 1915 года он был удостоин награждения орденом Святого Александра Невского.

Высочайшим Повелением от 20 января 1916 года генерал-лейтенант Толмачёв Владимир Александрович был назначен военным губернатором Приморской области и Наказным Атаманом Уссурийского казачьего войска, став, таким образом, Девятым Наказным Атаманом казаков-Уссурийцев. Российской Империи оставалось существовать меньше года. Впереди была кровавая смута революций и Гражданской войны. Институт Наказных Атаманов в России пал вместе с Империей, а посему Девятому Наказному Атаману предстояло стать последним Наказным войсковым Атаманом в истории Уссурийского казачьего войска. Недолго предстояло Атаманить Владимиру Александровичу на Уссури, но дел было немало. Громыхала Первая мировая, на полях которой, в числе прочих геройски сражались Уссурийские казаки. Но и дома было неспокойно – разбойники-хунхузы с территории восточного соседа продолжали пробовать на зуб границы Империи. Хозяйственные заботы также требовали внимания…

Вступая в должность, новый Уссурийский Атаман должен был инспектировать вверенные ему станицы. Результаты инспекций нашли своё отражение в Приказах по Уссурийскому казачьему войску. Атаман Толмачёв, как рачительный Батька, хвалил тех, кто демонстрировал достойные показатели, указывал на выявленные недостатки, наказывал нерадивых. Казачья дисциплина и выучка – вот чего добивался во вверенном ему войске Уссурийский Атаман.

10 марта 1916 года произошла интересная встреча, о значении которой в тот момент не догадывался никто из её участников. Отражена она в Приказе № 410 по Уссурийскому казачьему войску от 31 марта 1916 года. В этом Приказе Атаман Толмачёв  объявляет результаты осмотра станицы Гродековой и расположенного в ней взвода 5-й особой сотни. Начальником участка там служил с 1 января 1910 года есаул Попов Николай Львович. Служба есаула Попова была оценена войсковым Атаманом хорошо. В приказе отмечалось: «Представители станицы встретили меня на вокзале с хлебом-солью, представились хорошо и в духе казачьем, при этом было порядочное число серьёзных представителей казаков, с которыми приятно было и побеседовать. Станичный и поселковый Атаманы рапортовали правильно, держа руку у головного убора, а насеку в левой руке… Хор поёт из учеников высшего начального училища стройно и хорошо».

Отмечая похвальную выправку Гродековских казаков и Атаманов, в начале абзаца Приказа войсковой Атаман указывает фамилию и чин начальника участка – «есаул Попов». В тот момент ни генерал-лейтенант Толмачёв Владимир Александрович, ни есаул Попов Николай Львович, да и никто из присутствовавших, не знали и не могли знать, что происходит встреча нынешнего и будущего Уссурийских Атаманов, Девятого и Десятого, последнего Наказного и первого в истории Уссурийского казачьего войска Выборного Атаманов. Пройдёт чуть больше года после этой встречи и есаул Попов возглавит УКВ.

Ну а пока ревностный Девятый Батька достойно несёт государеву службу на посту Наказного Атамана УКВ. Труды его не остаются незамеченными, и 10 апреля 1916 года генерал-лейтенант Толмачёв удостаивается Высочайшего благоволения Государя Императора.

А между тем мир сотрясает Первая мировая война. На полях сражений проливают кровь славные сыны Отечества. Гибель героев и ратные подвиги живых из числа Уссурийцев находят отражение в Приказах Атамана Толмачёва по войску. Традиционно в казачьей среде высоко ценили георгиевских кавалеров. В Уссурийском казачьем войске даже существовал обычай, согласно которому полный георгиевский кавалер имел право на ношение папахи из шкуры тигра, чья расцветка напоминает ленту военного ордена Святого  Георгия.

В своём Приказе № 626 по УКВ, ссылаясь на Приказ войскам 5-й армии от 5 февраля 1916 года за № 135, Атаман Толмачёв публикует список из 12 Уссурийских казаков из станиц Гленовской, Донской, Гродековской, Бикинской и Платоно-Александровской, удостоенных «за боевые отличия, оказанные в делах против германцев» награждения Георгиевскими крестами. Те георгиевские кавалеры, что состояли на момент награждения в чине «казак», получают чин «приказный». «Поздравляю удостоенных высокой наградой и от души радуюсь, что Уссурийцы в борьбе с неприятелем показывают высокий пример доблести, как нужно служить Царю и Отечеству», — пишет в своём Приказе Атаман Толмачёв.

В Приказе № 748 по УКВ от 06 июля 1916 года, генерал-лейтенант Толмачёв, ссылаясь на Приказы войскам 5-й армии №№ 132 и 145, поздравляет уже 39 новоиспечённых кавалеров Георгиевских крестов из числа Уссурийцев. Станицы те же, плюс добавляется станица Полтавская. И вновь, за награждением нижних чинов следует производство их в «приказные».

Не только кавалеров Георгиевских крестов отмечал Атаман Толмачёв в своих Приказах по войску. Всякий подвиг достоин славы и имена награждённых на фронте медалями также звучат в Приказах по УКВ.

В приказе № 750 генерал-лейтенант Толмачёв объявляет список из 9 казаков-Уссурийцев удостоенных Георгиевскими медалями «за отличие в делах против неприятеля». В Приказе № 752 по УКВ Уссурийский Атаман, ссылаясь на Приказ войскам 5-й армии от 3 февраля 1916 года № 133, объявляет список Уссурийских казаков, награждённых «за отлично-усердную и особо-ревностную службу и труды, понесённые на театре военных действий» медалями с надписью «за усердие». Из 15 казаков станиц Бикинской, Донской, Платоно-Александровской, Гродековской, Гленовской и Полтавской двое удостоились награждения золотой медалью на Аннинской ленте и 13 – серебреной медалью на Станиславской ленте.

Но льётся кровь, и гремят выстрелы не только на фронтах мировой войны. Традиционная опасность Уссурийского края – набеги разбойников-хунхузов по-прежнему не стихает, что находит отражение в Приказах войскового Атамана.

В Приказе № 708 генерал-лейтенант Толмачёв сообщает о гибели казака 6-й особой сотни УКВ Гродековского станичного округа Егора Шелеста в перестрелке с хунхузами в посёлке Святая Ольга.

В Приказе № 407 от 31 марта 1916 года Атаман Толмачёв предписывает исключить с учёта Полтавского станичного правления «ещё 200 штук патронов к винтовкам «Бердана», израсходованные казаками посёлка Фадеевского при перестрелке с хунхузами».

В Приказе № 1446 от 13 декабря 1916 года войсковой Атаман сообщает казакам Уссурийского казачьего войска о подвиге 4-х казаков посёлка Богуславский Гродековской станицы – Павла Телочкина, Акима Коженникова, Павла Шевцова и Харлампия Меновщикова защитивших родной посёлок от разграбления бандой из приблизительно 200 хунхузов. Воспользовавшись тем, что большая часть взрослого населения посёлка находилась на полевых работах, хунхузы в 5 утра нагрянули в Богуславский пограбить. Четверо остававшихся в посёлке отважных казаков встретили разбойников пальбой из укрытий, в результате которой пятеро хунхузов были убиты, а остальные были вынуждены отступить. Перестрелка была услышана урядником Максимом Шишкиным, находившимся неподалёку на заимке. Тот незамедлительно отправился  в станицу Гродековскую, где сообщил обстановку станичному Атаману, который телеграфировал в Войсковое Правление.

В результате были отправлены казачьи сотни вслед хунхузам. Те, чуя неладное, ретировались за границу. В своём Приказе, Атаман Толмачёв предписывал всех названных казаков представить к награде.

Однако, война войной, хунхузы хунхузами, а в хозяйственных вопросах Атаман Толмачёв был не менее бдительным, тем более, что нерадение в этом деле могло обернуться бедой. В Приказе по УКВ № 1445 от 13 декабря 1916 года, Владимир Александрович обращает внимание на то, «что станичные и поселковые власти не всегда своевременно доносят о появлении заразных и повальных болезней на домашних животных казачьего населения». Атаман подчёркивает в Приказе, что такие болезни — «пожар, требующий немедленных мероприятий». В этом Приказе Владимир Александрович утверждает меры по профилактике сибирской язвы и предупреждает о самых суровых взысканиях ожидающих за неточное исполнение данного распоряжения.

Атаманские будни были наполнены важной, пусть порою и рутинной, работой. Владимир Александрович старался достойно нести свой крест Атаманского служения, заботился о казаках-Уссурийцах, их быте и жизни. Но привычному ходу жизни стремительно подходил конец.

Полыхавшая мировая война и связанные с нею процессы навсегда меняли привычный мир. Одним из результатов этого мирового катаклизма стал распад четырёх Империй — Германской, Османской, Австро-Венгерской и Российской.

На фронтах шла антипатриотическая агитация революционеров, а в тылу зрел заговор против Государя Императора, вылившийся в феврале 1917 года в буржуазную революцию. Император был свергнут и по всей стране покатилась волна популистской пропаганды. Если бы только знал народ, во что всё это в скором времени выльется!

Февральская буржуазная революция 1917 года нашла широкую поддержку, увы, и среди Уссурийских казаков. Избранный 3 марта казаками исполнительный комитет Войска во главе с есаулом А. Шестаковым объявил о проведении Войскового схода, который прошёл в городе Никольск-Уссурийском 11-13 марта 1917 года. Сход сместил Наказного Атамана и членов Войскового Правления со своих постов. Делегаты пришли к выводу, что казачество, как особое сословие, должно быть ликвидировано, а казачье население слиться с остальным населением России. Окончательное решение этого вопроса решили перенести до созыва Учредительного собрания. На Сходе, в духе времени, был избран так называемый ВИК – временный исполнительный комитет. Председателем ВИКа стал есаул Попов Николай Львович. Станичные и поселковые правления были упразднены, а управление на местах передавалось в станичные и поселковые комитеты. 14 марта 1917 г. члены ВИКа приняли управление Войском на себя.

14 июня 1917 года бывший Наказной Атаман Толмачёв, горячо переживавший произошедшую катастрофу, был, в связи с болезнью, уволен со службы с мундиром и пенсией. В 1917-1918 годах Владимир Александрович работал по частному найму во Владивостоке, являя поистине христианское смирение, ведь совсем недавно он тут занимал громкие должности военного губернатора и Наказного Атамана. Но любовь к казачеству глубоко лежала в сердце бывшего Атамана. Он запрашивал исполком о разрешении носить ему казачью форму, как уходящему в отставку. Увы, в просьбе этой вчерашнему Атаману было отказано. Отмечалось, что 2-й казачий съезд лишил его звания почётного старика, а потому ношение казачьей формы Владимиру Александровичу не разрешается.

Во время последовавшей затем Гражданской войны, в период правления адмирала Колчака Александра Васильевича, Владимир Александрович Толмачёв с 20 мая 1919 года занимал должность председателя отделения Особого совещания Главного штаба при управлении Приморского военного округа. 05 июня 1920 года Владимир Александрович был зачислен в резерв сухопутных и морских сил Временного правительства на Дальнем Востоке до ассигнования пенсии и увольнения в отставку.

27 июня 1921 года был взят в плен и содержался на гарнизонной гауптвахте Владивостока до 12 июля, когда был освобождён по ходатайству Алексея Алексеевича Брусилова, с которым был близок.

В 1921-1922 годах являлся действительным членом благотворительного комитета помощи военным пенсионерам во Владивостоке. Имеются сведения, что до 1923 года Владимир Александрович Толмачёв был в РККА. Жил в Москве. По другим данным – во Владивостоке. Как бы то ни было, в 1932 году в возрасте 79 лет последний Наказной Атаман УКВ умер. После себя он оставил шестерых детей от двух браков. От первого – Александру, Наталью, Владимира и Марию, а от второй жены – Александры Николаевны – Лидию и Юрия.

Недолго продлилось Атаманство генерал-лейтенанта Толмачёва Владимира Александровича в Уссурийском казачьем войске, но для нас – Уссурийских казаков он навсегда вошёл в историю как Последний наш Наказной Атаман. А в следующий раз мы расскажем вам о Первом Избранном Атамане Уссурийского казачьего войска (Десятом Атамане УКВ) есауле Попове Николае Львовиче.

подхорунжий Пробатов Сергей Николаевич, атаман хуторского казачьего общества «Хутор Дьяченковский» города Хабаровска

Арсений Дмитриевич Сташевский — восьмой Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска

Единственное доступное в сети фото Атамана Сташевского. Там видно лишь треть лица. Остальное заслонено Гучковым.

30 января 1851 года в городе Владимире в семье начальника внутренней стражи Владимирской губернии Дмитрия Сташевского, православного потомка дворян Владимирской области, родился будущий Восьмой Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска Арсений Дмитриевич Сташевский.

Окончил 1-ю Московскую военную гимназию, 25 августа 1868 г. вступил на службу нижним чином. Военное образование получил в 3 военном Александровском училище, из которого был выпущен 21 июля 1870 г. по 1 разряду из портупей-юнкеров подпоручиком в 157-й пехотный Имеретинский полк. Продолжил своё военное образование подпоручик Сташевский в офицерской артиллерийской школе, которую успешно окончил. 8 ноября 1872 года Арсений Дмитриевич был произведен в поручики, и в тот же день переименован в сотники. С этого времени будущий Уссурийский Атаман тесно связан с казачеством — чины получает казачьи и служит в казачьих частях. Это первый из Атаманов УКВ, кто имел именно казачью военную карьеру, а не рос в чинах в других родах войск империи. Причём карьера будущего Атамана была озарена огнём боевых кампаний. В 1873 году сотник Сташевский принял участие в Хивинском походе русских войск. В результате этого победоносного похода через мёртвые пески, между Россией и Хивинским ханством был заключён Гендемианский мирный договор. Хивинское ханство признало протекторат Российской империи над собой. В Хиве было освобождено 10 000 рабов. Блестяще проявивший себя в боях сотник Сташевский был награждён орденами Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом и Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом.


Обстановка в Средней Азии продолжала оставаться напряженной. В 1875 году крупное восстание вспыхнуло в Коканде. Кокандский хан Худояр бежал в Ташкент, а власть узурпировал бек Пулат – ярый противник России. В конце июля и начале августа отряды кочевников совершили ряд нападений на русские посты, располагавшиеся между Ходжентом и Ура-Тюбе.
К середине 1875 года восстание охватило не только Ферганскую долину, но и докатилось до главной русской ставки – Ташкента. После объявления «газавата» в него включились все слои населения Кокандского ханства. Во многом такому положению дел способствовали находившиеся здесь английские агенты, всячески стремившиеся не допустить усиления России в этом регионе. Арсению Дмитриевичу довелось пройти бои Кокандской экспедиции 1975-1880 годов под командованием легендарного генерала Михаила Дмитриевича Скобелева. В 1875 году он был удостоин ордена Святого Станислава 2-й степени с мечами. 22 августа этого года сотник Сташевский за отличие производится в есаулы. В следующем 1876 году есаул Сташевский награждается орденами Святой Анны 2-й степени с мечами и 4-й степени с надписью «за храбрость».


Боевой успех сопутствовал храброму есаулу. Не смотря на все бои, ранен и контужен он не был. Карьера боевого казачьего офицера также складывается успешно. В 1883 году он производится войсковые старшины, а в 1894 году, за отличие – в полковники. С 6 ноября 1896 полковник Сташевский командовал батальоном, затем 5-м Оренбургским казачьим полком.


Стремительная и успешная военная карьера казачьего полковника чуть было не прервалась в 1898 году. В это время в Ташкенте редактор газеты «Русский Туркестан» Сморгунер, печатал в своём издании статьи, порочащие честь казаков местного гарнизона. Не стерпев такого поругания казачьей чести, боевой полковник 5-го Ориенбургского казачьего полка Сташевский потребовал прекратить «диффамации», но Сморгунер продолжал порочить казаков и тогда горячее сердце полковника Сташевского не выдержало. Прямо в зале суда, Арсений Дмитриевич, выстрелом из револьвера убил оскорбителя. Произошло это на глазах судей и присутствующей публики. Конечно же, за такой проступок Сташевский был сам предан суду и приговорён к разжалованию в рядовые и заключению в крепость. Казалось, это был полный крах. Не видать бы Уссурийскому казачеству Наказного Атамана, прошедшего военную карьеру до войскового Атамана в казачьих чинах, начиная с сотника. Но история повернулась иначе. Когда приговор о разжаловании и заключении Сташевского был представлен на Высочайшее утверждение, Государь Император Николай Второй, ценивший смелых казачьих боевых офицеров, решил этот вопрос иначе — отправил полковника Сташевского в запас.
С 1899 по 1901 годы Арсений Дмитриевич находился в запасе. В 1899 году он даже удостаивается награждения орденом Святого Владимира 3-й степени. Храбрые, талантливые, инициативные люди были нужны Империи. Долго наказание длиться не могло и 13 марта 1901 года полковник Сташевский вернулся на действительную службу, поступив в распоряжение командующего войсками Киевского военного округа. Через год он уже становится командующим Оренбургской казачьей конноартиллерийской бригадой. И славный боевой офицер не подвёл доверия своего Императора. За отличие в 1906 году полковнику Сташевскому был присвоен чин генерал-майора, с назначением командиром 3 запасной артиллерийской бригады. В 1910 году он – начальник артиллерии 11 армейского корпуса. Служит исправно и в этом же году ему «за отличие» присвоен чин генерал-лейтенанта, и новое назначение – инспектором артиллерии 11 армейского корпуса. В 1912 году генерал-лейтенант Сташевский награждается орденом Святой Анны 1-й степени. В следующем году Арсений Дмитриевич стал инспектором артиллерии 9 армейского корпуса. Но приближалась пора генерал-лейтенанту Сташевскому вернуться на путь казачьей службы.

18 января 1914 года Седьмой Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска генерал-майор Манакин Михаил Михайлович издал свой прощальный Приказ за номером 34, в котором трогательно прощался с полюбившимися ему Уссурийцами. Пришла пора уссурийским казакам обрести своего Восьмого Батьку. Им и стал назначенный 21 января 1914 года военным губернатором Приморской области и наказным Атаманом Уссурийского казачьего войска генерал-лейтенант Сташевский Арсений Дмитриевич.


В суровый год возглавил уссурийских казаков Атаман Сташевский. Грозные тучи сгущались над всем миром, назревала глобальная катастрофа мировой войны. Войны, в ходе которой падут империи, погибнут миллионы людей, будет применено страшное химическое оружие. Но предстоявшая война прославит и многих казаков-уссурийцев.


В преддверии страшной войны, Атаман Сташевский провел большую работу по развертыванию Уссурийского казачьего дивизиона в Уссурийский казачий полк.


28 июня 1914 года боснийский серб Гаврило Принцип убил наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Фердинанда и его супругу Софию Хотек. Эта трагедия послужила поводом для начала мировой войны. Через месяц Австро-Венгрия объявила войну Сербии. Верная союзническим обязательствам России вступает в конфликт, который затронет всю Европу и получит наименование Первой мировой войны.


После начала войны, Атаман Сташевский оперативно проводит работу по мобилизации уссурийских казаков и отправке на фронт 6-сотенного Уссурийского казачьего полка.

Герои-уссурийцы воевали на различных фронтах той страшной войны — Северном, Юго-Западном, Румынском, на огромных пространствах от Рижского залива до пределов Румынии. Уссурийский казачий полк сражался в составе Уссурийской конной дивизии. Генерал Врангель, который командовал в этой дивизии полком, отмечал: «Уссурийская дивизия, составленная из … отличных солдат, одинаково хорошо дерущихся как на коне, так и в пешем строю, успела приобрести себе в армии заслуженную славу».

Уссурийские казаки геройски проявили себя в годы Первой мировой. Сохранилось сказание о подвиге казака станицы Полтавской 5-й сотни Уссурийского казачьего полка Ивана Пичуева. Будучи взят в плен немцами на Нарвском фронте, герой-уссуриец подвергся страшным истязаниям. Ему отрезали уши, и принялись готовить к пытке, которую немцы называли «лампасами»: снятие кожи с ног в тех местах, где казаки носят лампасы. Пичуеву удалось бежать из плена и вернуться к своим. Несмотря на весь ужас и жестокость пытки, герой-казак выдержал ее и не выдал врагу место расположения части.


Уссурийский казачий полк показал свою удаль при взятии деревни Нисковизны. В бою за обладание переправой у деревни Рудка Скрода геройски показала себя четвертая сотня под командованием есаула Февралева. Часть немцев был перебита, а остальные разбежались по лесам. Повторно четвертая сотня отличилась в боях у деревни Порцяги под командой сотника Шестакова. Сохранился приказ по Уссурийскому казачьему дивизиону за декабрь 1916 года: «В бывших жестоких боях 18 и 19 декабря особо отличились — старший команды связи ст. урядник Мирошниченко Панфил, исполняющий должность вахмистра пулеметной команды ст. урядник Федор Овечкин, мл. урядник Василий Еремин, приказной Кленин Ефим, Стариков Гавриил, казаки Коротьев Николай, Шулятьев Семен, Семипятный Афанасий». Среди уссурийских казаков таких героев было множество. Так, только за один 1915 год из казаков Уссурийского войска получили орден Святого Георгия 279 человек. Были уже и полные георгиевские кавалеры, с которыми первыми здоровались старики и атаманы. Вот их фамилии: Лиховидов, Гребенщиков, Михайлов, Шереметьев, Кекуатов, Черемисинов, Климовской, Третьяк. По традиции заведённой в Уссурийском казачьем войске, полные Георгиевские кавалеры имели право на ношение тигровой папахи.

Однако, сколь ни важен фронт, но и тылы оголять нельзя. Тем более в условиях мирового конфликта. Поэтому для защиты Уссурийского края при непосредственном участии Атамана Сташевского были сформированы 3-сотенный Уссурийский казачий дивизион и 6 особых сотен из казаков войска. Эти подразделения стали надёжной защитой родного Уссурийского края.
В 1916 году военным губернатором Приморской области и наказным атаманом Уссурийского казачьего войска был назначен генерал-лейтенант Владимир Александрович Толмачев. Генерал-лейтенант Сташевский Арсений Дмитриевич сдал должность Наказного Атамана Уссурийского казачьего войска 11 февраля 1916 года. Еще находясь в Приморской области и готовясь к сдаче своих должностей, Арсений Дмитриевич был зачислен в резерв чинов при штабе Киевского военного округа по полевой конной артиллерии, позже стал инспектором артиллерии 30 армейского корпуса, инспектором артиллерии 11 армии. Числился по полевой конной артиллерии, состоял по Уссурийскому казачьему войску. Генерал А.Д. Сташевский умер 12 сентября 1916 года в 306 полевом госпитале.

6 января 1917 г. «За умелое руководство и мужество на поле боя» генерал Сташевский был посмертно награжден Георгиевским оружием.
Боевой офицер завершил свой земной путь как и подобает воину. Мы же — казаки-уссурийцы, навсегда запомним генерал-лейтенанта Сташевского Арсения Дмитриевича как нашего Восьмого Войскового Батьку. А в следующий раз мы расскажем о Девятом Наказном Атамане Уссурийского казачьего войска генерал-лейтенанте Владимире Александровиче Толмачеве.


подхорунжий Пробатов Сергей Николаевич, атаман хуторского казачьего общества «Хутор Дьяченковский» города Хабаровска

Подвиги казаков в Великую Отечественную войну

Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - Plotnikov-Ivan-Pavlovich-2.jpg
войсковой старшина Плотников Иван Павлович — живая легенда Уссурийского казачьего войска. Старейший уссурийский казак, ветеран Великой Отечественной и Советско-Японской войн

Каждый год 9 мая наша Родина торжественно отмечает День Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Не все знают, что в той войне немалую роль сыграли Казаки.


Сегодня мы вспомним наших героических предков-Казаков, внесших свой вклад в Великую Победу.

После прихода к власти большевиков в России началась Гражданская война.
Ленинская гвардия большевиков видела в Казаках угрозу своему режиму, поэтому 24 января 1919 года была принята Директива о расказачивании.
Казаки запрещались, уничтожались физически, был введён запрет на Казачью форму одежды, конфискованы земли.

расстрел казаков большевиками

К середине 30-х годов ситуация в партии поменялась. В результате внутрипартийной борьбы к власти пришли государственноориентированные силы.


В 1936 году, в связи с усилением военной угрозы со стороны Германии, советское правительство предприняло для укрепления обороноспособности страны ряд мер по возрождению Казачьей воинской традиции.

20 апреля 1936 года Центральный Исполнительный Комитет СССР принял
постановление об отмене ограничений в отношении службы Казаков в РККА.

Казакам разрешили носить Казачью форму и награды Царской Армии, вместе с советскими наградами.

Некоторые кавалерийские части РККА были переименованы в Казачьи. На Дону и Северном Кавказе стали создаваться территориальные Казачьи кавалерийские дивизии.

Это решение было горячо поддержано Казаками. Так, в газете «Красная звезда» 24 апреля 1936 года было опубликовано письмо Донского Казачества:

«Пусть только кликнут клич наши Маршалы Ворошилов и Будённый, соколами слетимся мы на защиту нашей Родины… Кони Казачьи в добром теле, клинки остры, донские колхозные Казаки готовы грудью драться за Советскую Родину».

В 1936 году была утверждена парадная Казачья справа. В этой справе, впоследствии Казаки участвовали в Параде Победы 1945 года.

В том же 1936 году планировалось первое участие Казаков в параде 1 мая, но
троцкистская оппозиция была ещё не до конца ликвидирована, у власти ещё
оставались те, кто участвовал в расказачивании и геноциде Казаков, а потому
впервые Казаки появились на параде 1 мая в 1937 году.

Казаки на параде 1 мая в 1937 году

В феврале 1937 года в Северо-Кавказском военном округе была сформирована
Сводная кавалерийская дивизия в составе Донского, Кубанского, Терско-
Ставропольского Казачьих полков и полка горцев. Именно эта дивизия участвовала в параде на Красной площади в Москве 1 мая 1937 года.

Нападение Германии


22 июня 1941 года без объявления войны фашистская Германия напала на нашу Родину. Как истинные патриоты, Казаки в первых рядах стали записываться на фронт добровольцами.

Запись в добровольцы

24 июня 1941 года станица Вешенская провожала своих Казаков на фронт. С
напутственным словом к добровольцам обратился Казачий писатель Михаил
Шолохов:

«Мы уверены, что вы продолжите славные боевые традиции и будете бить врага, как ваши предки били Наполеона, как ваши отцы били германские кайзеровские войска!»

В ополчение Казаки записывались вместе со своими сыновьями, брали с собой своих коней и вооружение. И стар, и млад шли в ополчение.

В станице Урюпинской 62-х летний Казак Н.Ф.Копцов сказал на митинге:

«Мои старые раны горят, но ещё сильнее горит моё сердце. Я рубил немцев в 1914 году, рубил их в Гражданскую войну, когда они, как шакалы, напали на нашу Родину.
Казака не старят годы, я ещё могу пополам разрубить фашиста. К оружию, станичники! Я первый вступаю в ряды ополчения!»

52-х летний Казак Константин Иосифович Недорубов самостоятельно сформировал кавалерийский эскадрон, куда вошёл и его 17-ти летний сын Николай.

62-х летний П.С.Куркин привёл в ополчение из станицы Нижне-Чирской более 40 всадников. И таких примеров было множество!


4 июля 1941 года Ставка Главного Командования приняла решение о формировании Казачьих кавалерийских дивизий лёгкого типа в составе трёх полков.

В июле начали формироваться 2 донские и 2 кубанские добровольческие Казачьи кавалерийские дивизии, впоследствии составившие основу 17-го кавалерийского корпуса Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

Терские Казаки в декабре 1941 года начали формировать свою добровольческую Казачью дивизию. В феврале 1942 года первый сформированный на Ставрополье кавалерийский Казачий полк был отправлен на Западный фронт.

Но не только добровольческими были Казачьи полки. Ещё до войны было
сформировано несколько кадровых Казачьих соединений. В числе других родов войск они приняли на себя удар врага ещё в первые минуты войны. Первым таким соединением стала 6-я Чонгарская Кубанско-Терская Казачья кавалерийская дивизия им. Будённого.

В 3 часа ночи 22 июня дивизия была поднята по тревоге и вступила в бой с
превосходящими силами противника. Пытаясь сдержать наступающие войска на широком фронте обороны, подвергаясь массированным ударам с воздуха, дивизия понесла большие потери, была вынуждена отступить и попала в окружение.

Тем не менее 94-й Кубанский Казачий полк, входящий в состав дивизии, прорвался со знаменем дивизии и вышел из окружения в районе Орши.

5-я Ставропольская Казачья кавалерийская дивизия им. М.Ф.Блинова 22 и июня располагалась в 150 километрах от границы. Через три дня комдив полковник Баранов получил приказ занять оборону протяжённостью 20 километров на Кишинёвском направлении с целью не допустить переправу противника через реку Прут.

На некоторых участках обороны Казакам удалось на время отбросить противника на западный берег. 1 июля, после ожесточённых боёв, дивизия была выведена в армейский резерв.


Герои-Доваторцы

Лев Доватор


В конце июля 1941 года 50-я кавалерийская дивизия полковника Плиева и 53-я кавалерийская дивизия комбрига Мельника, сформированная из Казаков-призывников и Казаков-добровольцев кубанских и ставропольских станиц, объединённые в одну кавалерийскую группу под командованием Льва Доватора, приняли участие в Смоленском сражении.

Казачьей кавалерийской группе Доватора была поставлена задача – нанести удар по тылам противника, чтобы не дать услились ему свою ельнинскую группировку, против которой готовился контрудар.

Рейд конницы Льва Доватора по тылам противника


Доваторцы проникли вглубь тылов противника на 100 километров. Был учинён такой разгром, что у немцев возникла паника.

Было уничтожено 3000 немецких солдат и офицеров, значительное количество
техники, разгромлено несколько полковых и батальонных штабов, взорвано 5 складов с боеприпасами, выведено 500 наших бойцов из окружения. Гитлеровское командование оценило голову Доватора в 100 000 рублей – огромные деньги по тем временам.

Среди немцев ходили панические слухи, что доваторцев 100 000 человек. Чтобы успокоить своих бойцов, немецкое командование объявило, что их 18 000. А на самом деле героев-доваторцев было всего 3000.

Для пополнения, Доватор попросил себе Казаков Кубани и Терека – 500 всадников-добровольцев.

Казаки против танков

20 октября состоялся героический бой 179-го кавполка подполковника Лободина. Против Казаков фашисты бросили 7 танковых атак. У нацистов в том бою было 70 танков, десятки бронемашин, 50 мотоциклов и пехотный полк.

Шесть атак Казаки геройски отбили. Герои уничтожили 17 танков, 10 бронемашин и около 200 гитлеровцев.

В седьмую атаку пошли 50 фашистских танков. Немцы окружили командный пункт. Подполковник Лободин лично уничтожил из пулемёта 20 фашистов. Когда патроны кончились, герой выбежал из горящего дома, убил из пистолета несколько гитлеровцев и с поднятой шашкой бросился на врага. Немцы изрубили его, а тело сожгли.

5 мая 1942 года подполковнику Лободину посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

В битве под Москвой Казачьи дивизии показывали массовый героизм.

Эскадрон 37-го полка Казачьей группы Доватора под командованием лейтенанта Владимира Красильникова вёл неравный бой с наступающими танками и пехотой врага. За два часа Казаки отбили три атаки, уничтожили пять танков и около ста солдат. Из всего Казачьего эскадрона (128 всадников) в живых осталось всего семь Казаков.

В 1942 году, после разгрома немецко-фашистских войск под Москвой, РККА потерпела ряд серьёзных поражений на Харьковском направлении. Были оставлены Крым, Севастополь. Немцы оккупировали территорию Северного Кавказа. Они подбирались к бакинской нефти.

К бакинской нефти

Герои-Кубанцы

В начале 1942 года добровольческие Казачьи дивизии были зачислены в кадровый резерв вооружённых сил и поставлены на полное государственное обеспечение. Ставка Верховного Главнокомандующего приняла решение о сведении кавалерийских дивизий в корпуса.

Белов


В январе 1942 года 2-й кавалерийский корпус Белова (28 тысяч всадников) провели масштабный рейд по тылам противника. Несколько месяцев Казаки разрушали коммуникации, освобождали населённые пункты и в итоге – оттянули на себя значительные силы противника.


В 1942-1943 годах в битве за Кавказ особую стойкость, храбрость и героизм проявили Казаки сформированного в начале 1942 года 17-го Казачьего кавалерийского корпуса генерала Кириченко.

Казаки Кириченко на марше

Летом 1942 года на Кубани 17-й корпус Кириченко ведёт тяжёлые оборонительные бои против превосходящих сил противника. Немцами активно применяются танки и авиация. В этих тяжёлых условиях, Казакам удалось задержать продвижение фашистских войск в направлении Краснодара.

Казаки Кириченко в атаке

Особенно они отличились у станиц Кущевская и Шкуринская, когда в ходе конной контратаки нанесли поражение противнику, уничтожив 1800 и пленив 300 солдат и офицеров врага, захватив 18 орудий, 25 миномётов и много другой техники.


2 августа 1942 года состоялся бой у станицы Кущевской. Эскадрон 52-х летнего
донского Казака Константина Иосифовича Недорубова в рукопашной схватке
уничтожил свыше 200 солдат противника. Из них 70 зарубил лично Недорубов.

Константин Иосифович Недорубов

18-ти летний сын Константина Иосифовича Николай Недорубов с 9 Казаками
прикрывал отход эскадрона на новые позиции. В ходе боя они попали под
интенсивный миномётный обстрел и почти все погибли. Раненых добивали румынские солдаты. Юный Николай Недорубов был столь сильно изрешечён осколками, что его сочли погибшим и не стали добивать.

После боя женщины-Казачки пришли хоронить павших. Землячка Николая
обнаружила, что юный Казак ещё жив, она забрала его домой и выходила.

За этот бой Константин Иосифович Недорубов был награждён орденом Красного Знамени, а его сын Николай – орденом Красной Звезды.

За мужество и героизм, проявленные в боях летом-осенью 1942 года Константин Иосифович Недорубов был удостоен звания Герой Советского Союза.


Немецкий солдат Альфред Курц, убитый под станицей Шкуринской, писал домой: «Всё, что я слышал о Казаках времён войны 1914 года, бледнеет перед теми ужасами, которые мы испытываем при встрече с Казаками теперь. Одно воспоминание о Казачьей атаке повергает в ужас и заставляет дрожать. По ночам я галлюцинирую Казаками. Казаки — это какой-то вихрь, который сметает на своём пути все препятствия и преграды. Мы боимся Казаков как возмездия Всевышнего».

За успешные бои на Кубани в августе 1942 года корпусу Кириченко присваивается звание Гвардейского и он преобразовывается в 4-й гвардейский Кубанский Казачий кавалерийский корпус.

Казаки Кириченко на отдыхе

Конно-механизированные группы – Казачьи войска нового поколения.

1943 стал годом коренного перелома в Великой Отечественной войне. Рабоче-
Крестьянская Красная Армия приступила к проведению масштабных наступательных операций по всем фронтам. В них участвовало 22 дивизии. К этому времени относятся такие грандиозные героические страницы войны как Сталинградский котёл и битва на Курской дуге.

Казачьи кавалерийские соединения принимают участие в освобождении Северного Кавказа и Украины. Однако, время конницы подходит к концу. Главную роль в войне играет техника.

С целью усиления боевой мощи кавалерийских соединений, в 1943 году было принято решение объединить конницу с танковым частями и другими механизированными подразделениями Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Так были созданы конно-механизированные группы.

В январе 1943 года 4-й Кубанский и 5-й Донской Казачьи кавалерийские корпуса, усиленные танками и объединённые в конно-механизированную группу под командованием генерал-лейтенанта Николая Яковлевича Кириченко прорвали немецкую оборону и приступили к освобождению Ставрополья, Кубани и Дона.

11 января освобождены Пятигорск, Железноводск, Кисловодск, Будённовск и многие другие населённые пункты. В числе отличившихся – Казачьи кавалерийские соединения генералов Кириченко и Селиванова.
21 января – освобождены Ставрополь, населённые пункты Безопасное, Донское, Труновское.

В феврале 1943 года Казачьи дивизии продвигаются с боями к Ростову-на-Дону, освобождают родные хутора и станицы.

Вот лишь один из эпизодов боёв под Ростовом-на-Дону:

Батарея истребительно-противотанкового полка 4-го Гвардейского Кубанского
кавалерийского корпуса выдвинулась на позиции. Всадники спускались под уклон. Лошади пошли рысью. Внезапно, из балки показались немецкие танки.
Командир старший лейтенант Песков командует: «Галопом вперёд! Приготовиться к бою!» Батарея быстро развернулась и на расстоянии 150-ти метров подбила 4 тяжёлых немецких танка. Остальные танки ретировались.

На боевом счету батареи Пескова было 16 танков, 3 артиллерийских батареи, 3
бронемашины и 1570 солдат и офицеров противника.

Указом Президиума Верховного Совета СССР старший лейтенант Песков удостоился звания Героя Советского Союза.

Легендарные пластуны -Сталинские головорезы

Легендарные пластуны -Сталинские головорезы

В 1943 году Краснодарский райком ВКП (б) и Крайисполком обратились в ЦК ВКП(б) и Ставку Верховного Главнокомандующего с просьбой о формировании из Кубанского Казачества добровольной пластунской дивизии.

Пластуны издревле славились как превосходные воины – Казачий спецназ. По сути именно пластуны стали прообразом всех современных войск специального назначения.

Просьбу одобрили и осенью 1943 года дивизия была полностью сформирована.

Перед отправкой на фронт её командира – полковника Петра Ивановича
Метальникова вызвали в Ставку к Сталину. Пластунам разрешили носить старинную пластунскую форму, а самого Метальникова Сталин там же произвёл в генерал-майоры.

Таким образом была сформирована 9-я Краснодарская пластунская стрелковая
дивизия. В основном она состояла из Кубанских Казаков.

В 1944-45 годах дивизия участвовала в Львовско-Сандомирской наступательной операции, освобождала Польшу и Чехословакию.

Свой боевой путь дивизия закончила под Прагой с двумя боевыми орденами на
знамени – орденом Кутузова 2-й степени и орденом Красной Звезды. 14 000 её воинов были награждены орденами и медалями. Враги страшились и уважали пластунов. Они с трепетом называли их «Сталинские головорезы».

Наградное удостоверение казака

Генерал во главе ночной атаки

Летом 1944 года была освобождена вся территория СССР, началось освобождение захваченных фашистской Германией европейских стран.
В 1944 году Казачьи соединения успешно действовали в Корсунь-Шевченковской и Ясско-Кишинёвской наступательных операциях, освобождали Белоруссию, наступали на Правобережной Украине и по территории Польши, сражались в Румынии, Чехословакии и Венгрии.

В марте 1944 года 4-й Гвардейский Кубанский Кавалерийский корпус в составе конно-механизированной группы 3-го Украинского фронта принял активное участие в Одесской наступательной операции.

Успешно форсировали реку Южный Буг и, совершив с боями 60-ти километровый марш, 31 марта овладели крупным населённым пунктом Берёзовка.

Затем, со стрелковыми частями, кубанские кавалеристы разгромили опорные пункты немцев на реке Тилигул и, энергично преследуя врага, овладели городом и крупным железнодорожным узлом Раздольная. В этом бою проявил мужество и отвагу командующий конно-механизированной группой генерал-лейтенант Исса Александрович Плиев, лично возглавивший ночную конную атаку Кубанских Казаков.

Исса Александрович Плиев


Наступила ночь. Казаки несколько суток перед тем не спали, вымотались и уснули на мокрой земле. Было холодно. А тут ещё и поднялся ветер. Что делать? Если ждать рассвета, Казаки замёрзнут во сне. А утром к тому же ожидалось прибытие немецких самолётов. Многие Казаки погибнут в неравном бою. Чтобы воины не перемёрзли, генерал-лейтенант Плиев принимает решение поднять их в ночную атаку. Но как воодушевить замёрзших и усталых людей? Тогда командующий решает сам лично возглавить атаку. Он садится на коня и бросается в бой впереди своих Казаков.

В современной войне генералы не идут в бой на острие атаки. Они командуют своими войсками из укрытия, чтобы армия не была обезглавлена. Но тут был особый случай. И вот, как в древности, военачальник лично возглавил конную атаку. Казаки были столь воодушевлены примером своего генерала, что с удесятерённой силой бросились в бой и одержали блистательную победу.

Непобедимое племя!

В сентябре 1944 года части Донского Казачьего корпуса прорвали немецкие части в Карпатах. Раньше через Карпатские горы рисковали проходить лишь отдельные смельчаки-охотники. А тут к изумлению местных жителей, через Карпатский хребет перевалила куча солдат с пушками и машинами.

Старый Мадьяр Миклош Верниш поражался, что Казаки после такого перехода были способны петь, шутить и танцевать. «Такие солдаты непобедимы!», с восторгом восклицал Миклош.

Победный сорок пятый

Весной 1945 года Казачьи кавалерийские соединения освобождали Чехословакию, вступили в Австрию и дошли до Вены, громили фашистов на немецкой земле и участвовали в Берлинской операции.

Январь-февраль 1945 года. Висло-Одерская операция. В боях на Одере отличился эскадрон старшего лейтенанта Панарина. Он форсировал Одер, закрепился на плацдарме и удерживал его до подхода основных сил.

В течении 24-25 января против Казаков Панарина немцы провели 11 контратак. Панарин был ранен, но несмотря на это продолжал командовать.

10 апреля 1945 года старшему лейтенанту Панарину было присвоено звание Героя Советского Союза.

При форсировании Одера отличились Казаки-Гвардейцы 2-го отдельного сапёрного эскадрона Ставропольской кавалерийской дивизии им. Блинова.

Они 29 января, в течении суток, под сильным артиллерийским и миномётным огнём, отражая атаки мелких групп противника, построили мост длиной 36 метров и шириной 4 метра, грузоподъёмностью 30 тонн.

Казаки у Рейхстага


В мае 1945 года советские войска взяли Берлин! Великая Отечественная война
победоносно завершилась. В очередной раз народы нашей Родины доказали всему миру вечную актуальность приписываемых Великому Князю Александру Невскому пророческих слов: «Кто с мечом к нам войдет, от меча и погибнет. На том стояла и стоит русская земля!» Все слои населения нашего Отечества в едином порыве ковали эту Великую Победу. Кто трудился в тыловых заводах, готовя вооружение для армии, кто в полях выращивал продовольствие для фронта, кто проливал кровь в боях сражений, изгоняя врагов с родной земли. В числе наших мужественных войск внесли свою лепту в общее дело Победы и Казаки. Недаром Казаки, в числе других, прошли маршем и на Параде Победы 1945 года на Красной Площади в Москве.

Донские казаки перед Парадом Победы
Казаки на Параде Победы
Конные казаки на Параде Победы


Разгром Квантунской армии

Фашистская Германия в мае 1945 года была побеждена, но Вторая мировая на этом ещё не завершилась. Союзная Германии милитаристская Япония продолжала порабощать народы Юго-Восточной Азии. Создавала она и угрозу восточным границам нашей страны. На Дальнем Востоке располагалось марионеточное государство Манчжоу-Го, подчинённое Японским милитаристам.

Успешный опыт применения конно-механизированных групп в войне с Германией определил решение командования использовать их против Японии.

В августе 1945 года Казаки 4-го Кубанского Казачьего кавалерийского корпуса и Забайкальские Казаки 59-й кавалерийской дивизии в составе советско-монгольской конно-механизированной группы под командованием генерал-полковника Иссы Александровича Плиева участвовали в разгроме Квантунской японской армии.

Казаки-плиевцы прошли через пустыню Гоби и горный Хинганский хребет и нанесли удар по японской армии с направления, считавшегося наиболее безопасным из-за непроходимости. Это была одна из последних в мировой военной истории кавалерийских атак. И она завершилась полным успехом Казаков.

Уссурийские Казаки на полях Великой Отечественной войны

Вспоминая об участии Казаков в Великой Отечественной войне нельзя обойти
стороной и вклад Уссурийских Казаков. Мы – Казаки Уссурийского Казачьего войска с гордостью чтим память наших предков-Уссурийцев. Уссурийские Казаки принимали участие в Великой Отечественной войне в составе 8-й кавалерийской Дальневосточной Дебреценской Краснознамённой дивизии, в составе которой был 115-й кавалерийский полк, сформированный из Забайкальских, Амурских и Уссурийских Казаков.

Плотников Иван Павлович в годы войны


Живая легенда Уссурийского казачьего войска — старейший уссурийский казак -бвойсковой старшина Плотников Иван Павлович 1924 года рождения. Он прошел с 1942 года от Волги до Кёнигсберга, Вторую Мировую закончил в Порт-Артуре. Родственник Ивана Павловича Атаман посольской станицы Уссурийского казачьего войска в г. Санкт-Петербурге Сергей Плотников взял интервью у легендарного казака-героя:

Иван Павлович, Вы же Великую Отечественную войну прошли, имеете ряд наград.

Когда война началась, это было полной неожиданностью для нас,
дальневосточников. Больше всего ожидали нападения японцев, об этом и говорили между собой. Тем более, что были бои у озера Хасан, в нашем бывшем Гродековском округе на границе тоже шли локальные столкновения пограничников с японцами. Но вот что будет война с немцами, никто не ожидал. Патриотический подъем был массовый. Мне тогда было 16 лет, но я тоже пошел в военкомат. Ходил каждый день, пока не надоел военкому.

Помню, он мне тогда сказал, чтобы я приходил, когда 17 лет исполнится. С нетерпением дождался своего дня рождения (26 сентября) и на следующий день пришел. Так меня и оформили в Хабаровское военное училище, на минометное отделение. Но учиться долго не пришлось, после освоения первых навыков и получения необходимых знаний, меня и троих таких же молодых хлопцев перевели в Бикин. Пожалели нас 17-ти летних, хотя в это время как раз тяжелые известия приходили из-под Москвы. Там, в Бикине, формировались маршевые роты на фронт из запасных. А мы проводили занятия с минометчиками, освежали в их памяти знания. И так было до лета 1942 года. Когда немец стал рваться к Сталинграду, тут уже не смотрели, сколько тебе лет. Нас отправили под Воронеж. Там я получил свое
первое тяжелое ранение. Долгое время лечился, потом был в запасном полку в качестве инструктора. И на фронт попал уже летом 1944 года, в 5-ю Армию генерала Крылова в составе 3-го Белорусского фронта (командующий генерал армии Черняховский И.Д.). Наше командование накапливало силы перед операцией «Багратион» и стягивало свежие резервы. Противник был уверен, что мы не сможем взломать его оборону, так как перед его позициями были многочисленные белорусские леса и болота. Да и враг был опытный, обстрелянный за годы войны. Но мы тоже были не лыком шиты, все равно взломали его оборону и вышвырнули врага за пределы нашей Родины. В июле я получил второе тяжелое ранение и снова надолго выбыл из строя. Вернулся на фронт перед окончанием войны, участвовал в штурме Кёнигсберга. Там же и закончил войну.

После этого Вы демобилизовались?

(Смеется) — Нет! Это закончился мой первый боевой этап. Летом 5-ю Армию
погрузили в эшелоны и отправили в Забайкалье, на войну с японцами. Так что я прошел обе войны, ветеран обеих войн. Японцы, конечно, сильные воины.
Самурайский дух, стремление умереть за Императора — все это сказывалось. Но куда им воевать против солдат, победивших Германию с союзниками?
Но и это еще не все. Так как мне пришлось повоевать в Прибалтике, я немного знал местность. Меня отправили туда добивать немецкие группировки, которые находились в лесах. Им помогали «лесные братья», которым терять было нечего. Вот они много неприятностей приносили становлению мирной жизни. Трудно поверить, что осенью 1945 года в Прибалтике в лесах скрывались разномастные группировки немцев численностью до 200, а то и более человек. Наше командование создало мобильные, хорошо вооруженные отряды по 30-50 человек для борьбы с ними. Наученные опытом войны, мы не лезли в лес напролом, а применяли следующую тактику: получив разведданные о месте дислокации, мы старались подобраться поближе и занять позицию. Потом накрывали лагерь из легких минометов и тут же вступали в ближний бой. Без разведки в бой не вступали, это чревато было большими потерями с нашей стороны. Только после получения разведданных о противнике. Очень нам помогали местные жители. Но многие боялись, старались быть в стороне.


Уже к концу октября с крупными группами было покончено, мы свои функции передали войскам НКВД и местной милиции. И вот только после этого я был демобилизован.

Как складывалась мирная жизнь?

После демобилизации я вернулся во Владивосток и уехал учиться в Хабаровск, в Культпросвет училище. Отец еще до войны научил меня играть на аккордеоне и моя страсть к музыке за годы войны не умерла. Закончив его, я до самой пенсии работал руководителем кружков народного творчества в разных клубах, в школах — преподавателем музыки, пения, и даже учителем черчения и физкультуры. Конечно, полученные раны давали о себе знать, я получил вторую группу инвалидности. Но это не мешало мне продолжать жить и работать.

Плотников Иван Павлович в наши дни

Иван Павлович, спасибо за интересный рассказ о своей жизни.

Пожалуйста.

Что бы Вы пожелали нынешнему поколению, какой наказ дали бы
возрождающемуся казачеству?

Старейший уссурийский казак — войсковой старшина Плотников Иван Павлович

Молодежь, не забывайте нашей истории. Она многому учит, а если её забыть, то это может привести к непоправимым трагедиям. А казакам – быть всегда впереди, так же, как были наши предки – только на переднем крае. Помните, что на вас смотрят другие.


Будьте везде и всегда примером для домашних, для соседей, для людей. Чтобы не было стыдно перед нашими великими предками. Они создали Россию. Они были её защитниками. Они первыми поднимались на борьбу с врагом. На них равнялись. И вам надо быть достойными их, не позорить честь и славу казачью. Вот и весь мой наказ.

подхорунжий Пробатов Сергей Николаевич, Атаман Хуторского казачьего
общества “Хутор Дьяченковский” города Хабаровска





Михаил Михайлович Манакин — седьмой Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска

Михаил Михайлович Манакин — седьмой Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска

Большую часть своей службы этот человек провёл на Дальнем Востоке. Был и на штабной работе, и на международной дипломатической, вместе с уссурийскими казаками участвовал в боях с ихэтуанями в Китае, во время подавления Боксёрского восстания но более всего он запомнился как Седьмой Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска. В непростое время довелось принять ему бремя Атаманства. Его предшественник генерал-майор Свечин Иван Николаевич получил тяжкое увечье, пытаясь урегулировать напряжённую обстановку с китайской стороной. В среде самих уссурийских казаков было неспокойно. Впрочем, заступая на атаманский пост, Михаил Михайлович Манакин (так звали нового Уссурийского Атамана) имел твёрдую решимость навести порядок в делах, тем паче, что ситуация была ему давно знакома. Впрочем, обо всё по порядку.


Родился будущий Уссурийский Атаман 9 февраля 1862 года. В крещении получил имя Михаил, в честь Архистратига Небесных воинств. Военная стезя была приготовлена ему от рождения. С юных лет он получает военное образование. Поступает во 2-ю Санкт-Петербургскую военную гимназию, которую в 1880 году успешно оканчивает. 31 августа 1880 года Михаил вступает в службу. Затем следует учёба в 1-м Павловском военном училище, которое он окончил по первому разряду и 7 августа 1882 года был выпущен подпоручиком армейской пехоты с переименованием в прапорщики гвардейской пехоты в Лейб-гвардии Литовский полк. Как Второй, Третий и Шестой Уссурийские Атаманы будущий Седьмой Батька казаков-уссурийцев начал свою службу в элитных войсках Империи в гейб-гвардии, что выпадало далеко не каждому офицеру. Служба молодого офицера складывается успешно. Уже через два года — 30 августа он производится в подпоручики гвардейской пехоты, а ещё через два — 7 августа 1886 года в поручики гвардейской пехоты.


В 1890 году поручик гвардейской пехоты Манакин поступает на учёбу в Николаевскую академию Генерального штаба, продолжая своё блестящее военное образование. 20 мая 1893 года он производится в штабс-капитаны гвардейской пехоты за отличие.


В Лейб-Гвардии Литовском полку штабс-капитан Гвардейской пехоты Манакин служит до 26 ноября 1893 года. В этом году он оканчивает по первому разряду Николаевскую академию Генштаба и причисляется к Генеральному штабу. Чин его переименовывается в Генерального штаба капитан. До этого он состоял при Виленском военном округе, теперь же становится старшим адьютантом штаба 30-й пехотной дивизии. В этой должности Генерального штаба капитан Манакин прослужит до 20 мая 1895 года. Впрочем, с 13 сентября 1894 по 20 марта 1895 года он отбывает цензовое командование ротой в 120-м пехотном Серпуховском полку.


1895 год становится для Михаила Михайловича поворотным. 20 мая он получает назначение на должность обер-офицера для поручений при командующем войсками Амурской области и с этого момента жизнь его надолго становится связанной с Дальним Востоком. Начинается тот путь, что приведёт его к Уссурийскому Атаманству. Но прежде того ждёт его на Дальнем Востоке и штабная работа, и боевой опыт Китайского похода, и консульский труды за границей России.


С 4 августа по 10 ноября 1895 года Генерального штаба капитан Манакин занимает должность помощника старшего адьютанта штаба Приамурского военного округа, после чего, получив достаточный опыт переводится старшим адьютантом штаба войск Забайкальской области. За свои труды на этом посту, Михаил Михайлович удостаивается в 1897 году награждения орденом Святого Станислава 3-й степени. Ещё ранее, в период с 15 февраля по 18 сентября 1896 года он отбывает цензовое командование сотней в первом Забайкальском казачьем батальоне, впервые знакомясь с казаками. Этот опыт пригодится ему в будущем. 6 декабря 1897 года Генерального штаба капитан Манакин производится в подполковники.


С 20 августа 1898 подполковник Манакин состоит старшим адьютантом канцелярии при военном губернаторе Приамурской области, а 1 августа 1900 года переводится штаб-офицером при управлении 6-й Восточно-Сибирской стрелковой бригады. Однако тихим этот период для Михаила Михайловича не был. Именно в это время на Дальнем востоке гремят боевые действия.
Ещё 2 ноября 1899 года в империи Дай-Цин-Го (Китай) вспыхнуло Ихэтуаньское (Боксерское) восстание, организованное фракцией тоталитарной секты «Белый лотос». Эта беда продолжается вплоть до 1901 года. 23 июня 1900 г. китайцы-ихэтуани атаковали строителей КВЖД и приступили к разрушению железнодорожного полотна и станционных построек. Россия вынуждена вмешаться в конфликт для защиты своих интересов на Дальнем Востоке. Подполковник Манакин отправляется в боевой поход. Как он вспоминал позднее, уже будучи Уссурийским Атаманом, поход этот он начал и провёл именно с казаками Уссурийского казачьего войска. Сроднившись с казаками-уссурийцами в боях, впоследствии Михаил Михайлович приложит все силы для блага, процветания и развития УКВ.


За свои боевые действия в Китае, подполковник Манакин удостаивается 1 мая 1901 года награждения орденом Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом, а 2 мая того же года — орденом Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом.


На следующий день, 3 мая 1901 года Михаил Михайлович поступает в распоряжение командующего войсками Приамурского военного округа. Служит блестяще, ревностно и за отличие 6 декабря 1901 года производится в полковники. 11 апреля 1902 года полковник Манакин становится штаб-офицером при управлении 5-й Восточно-Сибирской стрелковой бригады. С 22 мая по 1 октября 1903 года он отбывает цензовое командование батальоном в Лейб-гвардии Гренадерском полку. Вновь, как и в начале своей службы, он становится бок о бок с лейб-гвардейцами. 14 октября 1903 года Михаил Михайлович награждается орденом Святого Станислава 2-й степени с мечами. С 25 мая 1903 года полковник Манакин занимает должность штаб-офицера при управлении 4-й Восточно-Сибирской стрелковой бригады. 17 декабря того же года он поступает в распоряжение начальника Главного штаба, а через два с половиной года прикомандировывается к Главному управлению Генерального штаба. А впереди Михаила Михайловича ждёт дипломатическая работа.
23 февраля 1907 года полковника Манакина направляют консулом в Китай. Здесь, в Цицикаре он проявляет себя столь блестяще, что 28 марта следующего года награждается орденом Святого Владимира 3-й степени, а 13 апреля за отличия производится в генерал-майоры. Почти три с половиной года Михаил Михайлович проводит на дипломатическом фронте за границами Родины, но всё когда-нибудь кончается и в июле 1910 года он, наконец, возвращается в родное Отечество. Со 2 по 3 июля генерал-майор Манакин находится в распоряжении начальника Главного штаба, а затем назначается командиром 1-й бригады 10 Сибирской стрелковой дивизии в город Благовещенск. На этом посту Михаилу Михайловичу дано было пробыть чуть больше полугода, а впереди его ждало то служение, благодаря которому он навеки вошёл в анналы истории Уссурийского казачества.


28 февраля 1911 года Шестой Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска генерал-майор Свечин Иван Николаевич, по причине тяжкого увечья, полученного им в ходе попытки урегулирования тяжёлой обстановки с китайцами, ушёл в отставку. С этого дня на пост Военного губернатора Приморской области и обновременно Наказного Атамана УКВ был призван генерал-майор Манакин. Он не понаслышке был уже знаком с уссурийцами, что и отмечал в своём Приказе по войску за номером 60 от 1 апреля 1911 года: «Уссурийских казаков знаю давно, с ними начал и провёл поход 1900 года; ведома мне и служба их на Дальнем Востоке, упрочившая за войском его боевую доблесть…»


Вступая на должность войскового Атамана, генерал-майор Манакин был решительно настроен всеми силами послужить для укрепления и развития войска. В том же Приказе он отмечал: «Считаю своей священной обязанностью строго охранять в войске всё то, что было добыто ратными подвигами лучших сынов его, проливших кровь свою на полу брани; приму все меры к тому, чтобы поддержать боевую готовность войска и сохранить в среде населения казачий быт и исстари присущие казаку воинский дух, воинскую доблесть и воинскую дисциплину. Уссурийские казаки, вы должны постоянно помнить, что предки ваши, проложив путь к Великому океану, явились на Дальнем Востоке… могучим оплотом нашей Родины… Первая и священная обязанность казаков прежде всего быть стражей своей Родины, иметь зоркий надзор за чуженином, стремящимся в нашу землю, с целью внести в неё раздор и смуту.»


Первые инспекции выявили опасные тенденции разложения воинского духа на местах и своим долгом Атаман видел пресечь нестроения и подтянуть дисциплину. Продолжая свою мысль, в том же Приказе он писал: «буду особенно строг к роняющим честь славного Уссурийского казачьего войска».
Атаман не бросал слов на ветер. Он строго пресекал факты разложения дисциплины. Так 18 июня 1911 года, после инспекции по станицам войска, он отмечал в Приказе по войску за номером 96 упадок дисциплины в посёлке Софие-Алексеевской Гродековского станичного округа: «В разговоре с казаками этого посёлка убедился, что они не умеют представиться как следует своему Наказному Атаману… услышал только неуместные рассуждения какого-то старика и поселкового атамана…» Наказание за расхлябанность дисциплины не заставило себя ждать. В том же Приказе отмечалось: «Атаман урядник Киберев недисциплинирован и не может стоять во главе посёлка. Сменяю с должности сего Атамана, предписываю подвергнуть его аресту при станичном Правлении на трое суток и лишаю его звания урядника…» Атаман Манакин был нетерпим к проявлениям расхлябанности, недисциплинированности, отсутствия субординации, а тем более пьянства. В последующих своих Приказах он строго карал должностных лиц, позволявших себе терять честь мундира. Вместе с тем, войсковой Атаман был не только суров, но и справедлив. Всякий раз заметив усердие он приказом по войску отмечал отличившихся и ставил их в пример. Даже в том же Приказе, которым разжаловался из урядников бывший поселковый Атаман Киберев и порицались его казаки, 18 человек из того же Софие-Алексеевского посёлка и казаки соседнего Фаддеевского посёлка удостоились похвалы: «При сильном дожде, частью в темноте, расстояние в 24 версты проскакали смело, без утомления и растянутости. Спасибо молодцам!»


Особое внимание Атаман Манакин уделял работе с казачей молодёжью, устроению и развитию школьного образования для казачат, воспитательной работе с подрастающим поколением и укреплению в них воинского духа. Ещё в своём первоапрельском Приказе № 60 он отмечал: «Для поддержания присущего казакам воинского духа и воинской дисциплины предписываю, чтобы отцы с молодых лет внушали сыновьям понятие о высоком воинском долге казака перед Царём и Родиной… правила отдания воинской почести станичным, поселковым Атаманам, а также и казакам георгиевским кавалерам, являющимся гордостью нашего войска… Старикам казакам и учителям школ знакомить казачат с рассказами о подвигах храбрейших воинов… Буду строго преследовать тех казаков, которые не имеют воинского вида, забыли дисциплину…»


Заботам о школах для казачат Атаман Манакин уделял особое внимание. Осмотры школ показали их часто неудовлетворительное состояние — недостаток помещаний, малое содержание библиотек, плохо поставленное обучение физической культуре. Отмечая такие факты в своих приказах, Атаман Манакин предписывал устранять недостатки. Вместе с тем он отмечал те станицы, в которых дело школьного образования шло лучше других. В частности в своём Приказе№ 96 от 18 июня 1911 года он писал о станице Полтавской, в которой было решено вводить всеобщее обучение для детей: «Ставлю в пример полтавских станичников, разумно относящихся к воспитанию своих детей. Рекомендовал бы и прочим последовать похвальному примеру полтавцев. Помните, казаки, теперь без грамоты жить трудно. Не жалейте денег на школы, во всём откажите себе, а детей учите, ибо всю жизнь будут упрекать вас, если оставите их в темноте и невежестве».


Всё время своего Атаманства генерал-майор Манакин заботился о школьном образовании казачат, развивал его и поддерживал. Но не только о будущих поколениях болезновал рачительный Уссурийский Батька. Заботился он и о грамотности взрослого казачьего населения. Сам имея блестящее образование, мечтал Атаман Манакин и о том, чтобы вверенные ему взрослые казаки овладевали грамотой. В 1912 году он писал в своём Приказе № 699: «приказываю именовать открытую при Барановско-Оренбургском войсковом одноклассном училище школу для взрослых «Школа грамотности для взрослых казаков»».


Уссурийские казаки за многие свои заслуги продолжали удостаиваться знаков монаршего благоволения. В августе 1911 года в своём Приказе по войску № 128 Атаман Манакин сообщал о том, что Государь Император за «мужество и храбрость оказанные в продолжение минувшей войны 1904-1905 гг» пожаловал казакам Уссурийского казачьего полка знаки отличия на головные уборы с надписью «За отличие в войну с Японией в 1904-1905 годах». В 1912 году в Приказе по войску № 447 Атаман Манакин объявил казакам-уссурийцам о пожаловании войску Императорской грамоты, утверждённой Государственной печатью. В Грамоте Государь Император отмечал особые заслуги уссурийских казаков в охране государственной границы. И было за что…


Граница с Китаем была неспокойна. Разбойники-хунхузы то и дело пробовали на зуб её твёрдость, совершая набеги. Так осенью 1911 года пыталась атаковать станицу Полтавскую. Атаман Манакин в своём Приказе по войску № 140 от 4 октября 1911 года отмечал доблесть полтавского Атамана младшего урядника Лаврентия Больших-Шапок и его казаков в отражении разбойного нападения и пленения 10 хунхузов. Славные казаки со своим поселковым Атаманом были представлены к государственным наградам. В Приказе по УКВ № 95 от 12 июня 1912 года Атаман Манакин сообщал, что казаки станицы Полтавской Владимир Федореев, первый заметивший хунхузов, доложивший об этом своему Атаману Лаврентию Больших-Шапок и затем проявивший отличие при пленении разбойников был награждён Государём Императором Георгиевской медалью «За храбрость» 3-й степени, а проявивший также немалое усердие в этом деле казак той же станицы Даниил Пименов — Георгиевской медалью 4-й степени. «Славный пример их, во главе со своим лихим Атаманом Больших-Шапок пусть научит казаков вверенного мне войска как нужно бороться с таким злом, как хунхузы и конокрады», — отмечал Атаман Манакин в своём Приказе.


Позже, в Приказе № 110 Михаил Михайлович сообщал, что сам младший урядник Лаврентий Больших-Шапок был награждён Государём Императором за тот подвиг знаком отличия ордена Святой Анны с единовременной денежной выплатой 50 рублей, что по тем временам были немалые деньги. «Надеюсь, что пример младшего урядника Больших-Шапок… не будет единичным и на территорию войска ни один хунхуз не посмеет показаться», — говорилось в Приказе.


Однако, китайские разбойники уже в том же 1912 году вновь попытались совершить нападение у посёлка Фаддеевского. Шайка из десяти хунхузов встретила суровый отпор казаков-фаддеевцев Прошина, Балышева, Жильникова, Гагарина и Жгилева под командованием заместителя поселкового Атамана казака Попова и георгиевского кавалера урядника Стародубова, о чём Атаман Манакин отмечал в своём Приказе по УКВ № 131. Отмечая блестящий результат казаков, Михаил Михайлович писал в своём Приказе: «Молодцы Фаддеевцы, люблю таких! Они уже не в первый раз показывают себя настоящими охранниками русской границы и умеют нагнать страх на хунхузов… Приказ этот прочесть во всех поселковых сходах и в школах — ученикам казачатам».


И впредь не раз показывали себя уссурийские казаки доблестными воинами, всякий раз пресекая попытки хунхузов пограбить на российской территории. Дала себя знать выучка и строгость в дисциплине, которой с самого начала своего Атаманства добивался Седьмой Уссурийский Батька.


Генерал-майор Манакин был человеком передовым. Наступивший ХХ век порождал новые виды вооружений и как следствие новые рода войск. Зарождалась военная авиация — будущие Российские военно-воздушные силы. Своим Приказом по УКВ № 540 в ноябре 1912 года Атаман Манакин извещал казаков войска о разрешении Государём Императором Особому Комитету по усилению флота производить среди населения Империи добровольные пожертвования на создание военно-воздушного флота (так в ту пору называли зарождавшуюся военную авиацию). Сообщалось, что жертвователям будут вручаться утверждённые Государём нагрудные знаки и жетоны для ношения на цепочке. Объявляя об этом по войску, Атаман Манакин способствовал зарождению отечественных военно-воздушных сил.


В декабре 1912 года, 6 числа Атаман Манакин был удостоин за свои труды по Уссурийскому казачьему войску награждения орденом Святого Станислава 1-й высшей степени.


1913 год в российской Империи был юбилейным. Широко и торжественно шли многочисленные мероприятия посвящённые празднованию 300-летия Царствования Дома Романовых. По этому случаю июле 1913 года Наказной Атаман УКВ генерал-майор Манакин Михаил Михайлович с представителями уссурийского казачества отправился на приём в Санкт-Петербург. 13 июля 1913 года депутация от войска была принята Царской Семьёй. Наследник Престола Цесаревич Алексий Николаевич являлся Августейшим Атаманом всех казачьих войск. Следовательно и Уссурийского. По этому случаю, казаки-уссурийцы решили преподнести своему Августейшему Атаману особый подарок — казачий мундир Уссурийского казачьего войска. Отрадно осознавать, что святой страстотерпец Цесаревич Алексий, прославленный впоследствии Церковью и являющийся ныне Небесным покровителем казачества, при жизни одевал Уссурийский мундир. Также казаки-уссурийцы привезли с собою в подарок шкуры уссурийских тигров, чем славился наш таёжный край.

Позже в своём Приказе № 218 за 1913 года, уже находясь во Владивостоке, Атаман Манакин сообщал, что командированные им на торжества в честь 300-летия Царствования Дома Романовых в Санкт-Петербург Атаман Бикинской станицы вахмистр Пономарёв и Атаман Платоно-Александровской станицы урядник Кожевников «удостоились в числе прочих станичных Атаманов и волостных старшин быть приглашёнными к столу в Зимний Дворец, где почтены были личным к ним обращением его Императорского Величества, с вопросом, какого они войска». Так наши уссурийские казаки удостоились чести обедать за одним столом с Царём. Рассказывая об этом в своём Приказе, Атаман Манакин повелел прочесть этот Приказ на всех станичных и поселковых сборах.


Принёс 1913 год Уссурийскому казачьему войску и долгожданное старшинство. В своём Приказе № 718 по УКВ Атаман Манакин сообщал, что Государь Император 13 августа 1913 года присвоил Забайкальскому, а также происходящим из него Амурскому и Уссурийскому войскам старшинство с 20 августа 1655 года «со времени даты, имеющейся на Грамоте Царевича и Великого Князя Алексея Алексеевича Енисейскому воеводе Акинфову о снабжении всем необходимым ратных людей, посылаемых на службу в Даурию».


Глубоко в атаманское сердце легли генерал-майору Манакину казаки-уссурийцы. Он окружал их поистине отеческой заботой, пёкся об их просвещении, уделял всегда особое внимание молодёжи, разрешал имущественные тяжбы, проводил постоянные смотры и ратовал за идеальную военную выучку, что не раз пригождалась казакам в стычках с хунхузами. Подлинным Батькой стал этот суровый, но заботливый Атаман. Не терпя пьянства и всякого порока, в особенности расхлябанности и бесхозяйственности, он всегда был рад отметить и похвались перед всем войском отличившихся, про которых так и писал: «Люблю таких!»
Однако, пришла пора расставаться. Генерал-майора Манакина назначили начальником азиатской части Генерального штаба и ему приходилось покидать столь полюбившееся ему Уссурийское казачье войско.


18 января 1914 года Атаман Манакин издал свой прощальный Приказ за номером 34. В нём он, в частности, писал: «…Расставаясь с близким сердцу моему славным Уссурийским казачьим войском, завещаю ему беспредельную любовь к обожаемому Монарху, Родине и Вере Православной. Этим исконно сильно казачество; чтите, казаки, этот святой завет славных предков ваших… Целый ряд мер проводимых в настоящее время местной войсковой администрацией… развивая и укрепляя благоустройство и благосостояние войска, даст возможность Уссурийцам бодро и смело смотреть в своё будущее. Уверен, что заботы о войске найдут горячий отклик в вас, Уссурийцы, и вы своей беззаветно-преданной службой Престолу и Родине как на войне, так и на мирной созидательной почве окажитесь достойными высокого благоволения Монарха и забот о вас.
Надеюсь в своё время услышать о вас также, как о передовом сословии края, идущим во главе всех культурных начинаний. Живите честной, разумной, трудовой жизнью; учите и наставляйте тому же и детей ваших, как в школах, так и дома…
…Сердечно признателен… господам офицерам и классным чинам служащим по войсковому управлению, всегда стоящим на высоте своего служебного призвания и не щадившим ни сил, ни здоровья при исполнении возложенных на них дел. Спасибо и казакам всех команд внутренней службы за честную и усердную службу во славу войска на пользу Престола и Родины.
Прощайте же Уссурийцы! Да хранит вас Бог во славу казачества на благо Царя и Родины!
Наказной Атаман Генерал-майор Манакин».


И всё-таки, оставив Атаманство, Михаил Михайлович не расстался совсем с Уссурийским казачеством. Служа начальником Азиатской части Генерального штаба, он числился по УКВ.


На новой должности генерал-майор Манакин по прежнему являл свойственное ему усердие, за что 6 апреля 1914 года получил чин генерал-лейтенанта с формулировкой «за отличие», а ровно через месяц — 6 мая был награждён орденом Святой Анны 2-й степени. Продолжая по прежнему являть собою образец ревностного служения, Михаил Михайлович был удостоин 23 марта 1915 года награждения орденом Святой Анны 1-й высшей степени и 25 июля 1916 года орденом Святого Владимира 2-й степени. До 1917 года генерал-лейтенант Манакин служил в той же должности, а 17 мая 1917 года был уволен от службы с мундиром и пенсией.


В годы Гражданской войны находился в Японии, числясь в белых войсках Восточного фронта. 25 июля 1919 года генерал-лейтенант Манакин был зачислен в резерв офицеров Генерального штаба при Управлении 1-го генерал-квартирмейстера Ставки А.В. Колчака и впредь до прибытия объявлен «в ожидании». Осенью 1919 года с семьёй переехал во Владивосток. В эмиграции сначала отправился в Японию, затем в 1921 году переехал в США, где являлся Почётным членом общества Ветеранов Великой войны. В 1930 году переехал в Югославию, где и умер через два года в городе Загребе в возрасте 70 лет. Его любимая и любящая супруга Елена Илларионовна Пакасовская скончалась на два года раньше 2 февраля 1930 года.


Мы, казаки Уссурийского казачьего войска всегда будем с теплотой и признательностью вспоминать своего Седьмого Батьку, немало сделавшего для Уссурийского казачества, явившего образец войскового Атамана — неравнодушного, заботливого, передового и рачительного. Ну а в следующий раз мы расскажем о Восьмом Наказном Атамане Уссурийского казачьего войска генерал-лейтенанте Арсении Дмитриевиче Сташевском.

подхорунжий Пробатов Сергей Николаевич, атаман хуторского казачьего общества «Хутор Дьяченковский» города Хабаровска

Иван Николаевич Свечин — шестой Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска

В начале 1910 года Пятый Наказной Атаман казаков-уссурийцев генерал-лейтенант Флуг Василий Егорович был отозван в столицу. В Санкт-Петербург он прибыл 20 января, а уже 23 января на должность военного губернатора Приморской области и Наказного Атамана Уссурийского казачьего войска заступил его преемник — генерал-майор по гвардейской кавалерии Свечин Иван Николаевич. Уссурийцы обрели своего Шестого Батьку. Нелёгкое бремя легло на плечи Ивана Николаевича. Период в который пришлось атаманить генерал-майору Свечину был очень непрост для казаков-уссурийцев и их отношений с государством. Но обо всё по порядку.


Родился будущий Шестой Атаман в Москве, в дворянской семье. Его отец Николай Иванович Свечин, будучи тайным советником, управлял делами 4-го отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Мать Ивана Николаевича Елизавета Александровна происходила из известного саксонского дворянского рода, чьи представители в XVIII веке переехали в Россию. В девичестве она носила фамилию Пестель.


В 1883 году будущий Атаман окончил частное реальное училище Воскресенского и Николаевского кавалерийских училищ. В службу вступил 1 октября 1883 года. По окончании Николаевского кавалерийского училища в 1885 году был выпущен корнетом в лейб-гвардии Гусарский полк. Подобно Второму и Третьему Уссурийским Атаманам, будущий Шестой Атаман прошёл стезю службы в лейб-гвардии — элитных войсках Империи. Служба корнета Свечина складывалась успешно. 7 августа 1889 года он производится в поручики гвардии, а уже через год — 30 августа 1890 года поручик гвардии Свечин производится в штабс-ротмистры. В этом же году штабс-ротмистр Свечин награждается орденом Святого Станислава 3 степени. Два года спустя Ивану Николаевичу присваивается звание ротмистра. Обладая командными навыками, ротмистр Свечин служит в должности командира эскадрона. Впрочем, это ещё только начало его блистательной карьеры. Впереди его ждали должности куда более высокие. Не обошли стороной будущего Атамана и чины с наградами. В 1894 году Иван Николаевич был награждён орденом Святой Анны 3 степени, а в 1896 году — орденом Святого Станислава 2 степени.


На следующий год 6 декабря ротмистр Свечин производится в полковники. С 6 апреля 1898 года по 23 марта 1899 года полковник Свечин тянет лямку адьютанта командующего войсками Кавказского военного округа. Успешная служба эта была замечена и в марте 1899 года Иван Николаевич назначается исполняющим должность Тифлисского губернатора. В этом году он был награждён орденом Святой Анны 2 степени, а ещё через два года — орденом Святого Владимира 4 степени.


В 1904 году полковник Свечин за отличие был произведён в генерал-майоры по гвардейской кавалерии. В следующем году, с 1 августа по 13 октября Иван Николаевич находился в должности генерала для особых поручений при министре внутренних дел, после чего стал Ставропольским губернатором. 31 января 1906 года генерал-майор по гвардейской кавалерии Свечин был причислен к министерству внутренних дел. А впереди Ивана Николаевича ждало атаманское служение.


23 января 1910 года, генерал-майор Свечин Иван Николаевич вступил в должность военного губернатора Приморской области и Наказного Атамана Уссурийского казачьего войска, став шестым за историю УКВ войсковым Атаманом. В непростое время довелось стать Уссурийским Атаманом Ивану Николаевичу. Ещё были свежи в памяти казаков-уссурийцев тяготы военных походов в Китай и трагической русско-японской войны. Только-только стали поправляться их хозяйства.


По служебным, хозяйственно-экономическим, а подчас и бытовым вопросам уссурийским казакам приходилось в основном выстраивать взаимоотношения с китайским населением, как проживавшим на сопредельной территории, так и находившимся на территории войска. В меньшей степени это относилось к корейцам и к местным малым народам. Причина этого лежала в специфике географического расположения казачьих станиц и поселков, и в целом территории Уссурийского казачьего войска.


Основные формы хозяйственно-экономических взаимоотношений с соседями у уссурийских казаков, кроме приграничной торговли, были следующими:

— сдача в аренду китайцам и корейцам, а также лицам не войскового сословия, предоставленного земельного пая на срок юртового передела, но не более чем на шесть лет;

— сдача станичными и поселковыми обществами в арендное содержание свободных усадебных мест посторонним лицам под устройство дозволенных заведений и других предприятий. В этом случае обязательно должно быть выяснено, достаточно ли остается у общества земель с отдачей данного участка и как отразится это на хозяйстве общества. Общественные участки сдавали по решению поселковых и станичных Кругов;

— сдача казаками в аренду своего дома или построек. Лица, арендующие земли и ведущие свое хозяйство, могли пользоваться общественными землями и угодьями для выпаса скота, заготовки сена, дров только за арендную плату.

Казаки и станичные, поселковые казачьи общества довольно широко пользовались практикой сдачи в аренду земель и угодий, ведь, обладая большими паями, поднять и использовать все земельные угодья в том числе и пригодные под земледелие, казаки подчас просто не могли в силу прежде всего государственных обязанностей по несению строевой и пограничной службы.

Китайцы и корейцы на арендуемых у казаков-уссурийцев землях занимались в основном разведением огородов. Выращенные капусту, картофель, помидоры, огурцы, лук, чеснок и прочие огородные культуры они сбывали в городе. Это давало возможность для ещё одной формы сотрудничества с казаками — извоза.

Переходя границу, китайские купцы широко сотрудничали с казаками-уссурийцами в вывозе своей продукции. Цена за 1 пуд груза колебалась от 1 рубля 50 копеек до 2 рублей. Поскольку ездить было небезопасно, китайским купцам важно было иметь постоянных, надежных в этом деле защитников. А казаки, кроме профессиональной воинской подготовки, обладали ещё и высокими морально-психологическими качествами, что ценили китайцы. Для уссурийских казаков, с детства воспитанных в казачьих традициях, понятия чести, достоинства, порядочности, ответственности, уважения к представителям других народов и религий, являлись не отвлеченными моральными категориями, а жизненными ориентирами. Не удивительно, что между уссурийскими казаками и китайцами завязывались на долгие годы дружественные личностные отношения. Многие уссурийские казаки хорошо понимали соседей и говорили на китайском и корейском языках.


В этих условиях как гром среди ясного неба грянуло в апреле 1910 года постановление царского правительства об изъятии у казаков части земель. В число подлежащих изъятию земельных угодий попадали и те плодородные земли, что казаки сами не использовали, а сдавали в аренду, поддерживая этим свои хозяйства. Можно себе представить реакцию уссурийских казаков на такое решение! А вся тяжесть сложившейся ситуации ложилась на плечи назначенного лишь в конце января на эту должность Наказного Атамана. Но Иван Николаевич не унывал. Обладая от природы деятельным характером, он как мог старался урегулировать ситуацию. Вместе с тем, в столь непростых условиях, Атаман Свечин решает и другие насущные задачи.


Под его патронатом в 1910 году военным инженером Вернардером Александром Петровичем разрабатывается новый план усиления обороноспособности Владивостокской крепости. Генерал-майор Свечин немало сделал для укрепления Сибирской флотилии и Доброфлота. С завершением строительства в 1909 году нового механического цеха, началось его техническое оснащение. Ивану Николаевичу удалось решить вопрос о сокращении на один день рабочей недели судоремонтников, что способствовало закреплению рабочих кадров.


При Атамане Свечине научная и культурная жизнь Приморья получила своё дальнейшее развитие. Как раз в это время закончил исследования Сихотэ-Алиня Владимир Клавдиевич Арсеньев. По итогам этих исследований, Владимир Клавдиевич опубликовал в 1912 году «Краткий военно-географический и военно-статистический очерк Уссурийского края 1901–1911 гг.», который стал первой комплексной сводкой данных о природе и людях этого региона.


Труды Атамана Свечина не оставались незамеченными. В 1910 году он был награждён орденом Святого Владимира 3 степени. Однако, главная боль Атамана оставалась неизменной. Уссурийские казаки были крайне недовольны изъятием у них земель сдававшихся в аренду и выручавших в непростой хозяйственно-экономической ситуации. Тут важно ещё учитывать такой факт, как отмену чуть ранее системы «порто-франко», действовавшей до той поры. Система беспошлинного ввоза и вывоза товаров создаётся обычно при создании нового порта для привлечения грузов и увеличения товарооборота. Понятно, что такая система не может действовать всё время, но её отмена безусловно воспринимается болезненно. Стоит ли удивляться, что с отменой системы «порто-франко» контрабанда на русско-китайской границе расцвела пышным цветом? В этих условиях, уссурийские казаки, недовольные принятыми решениями, фактически самоустранились от охраны государственной границы.


Каково приходилось в сложившейся ситуации Наказному Атаману? Прямо сказать — не сладко. Генерал-майору Свечину Ивану Николаевичу приходилось неоднократно встречаться с представителями китайской стороны с целью урегулирования положения. Подчас эти встречи были крайне опасны для Атамана. В конце-концов, в ходе одной из таких встреч, Атаман Свечин получил тяжкое увечье и по состоянию здоровья был вынужден подать в отставку. Время Атаманства Шестого Уссурийского Батьки было очень недолгим. Чуть больше года — с 23 января 1910 по 28 февраля 1911 года пробыл он на должности Наказного Атамана. В очень трудной обстановке пришлось ему исполнять своё служение. В конце-концов во имя этого служения он отдал своё здоровье. Однако, и в таких тяжёлых обстоятельствах он успел за краткое время своего правления сделать немало добрых дел и останется в памяти казаков-уссурийцев навсегда Шестым Атаманом УКВ.


К слову сказать, с оставлением Атаманской должности и переездом в столицу, Иван Николаевич не утратил связи с Уссурийским казачеством. Он по прежнему числился по Уссурийскому казачьему войску. Также он состоял при министре внутренних дел. В 1913 году, 14 апреля генерал-майор Свечин за отличие был представлен к званию генерал-лейтенанта. С февраля 1915 года генерал-лейтенант Свечин являлся главным инспектором лечебных заведений по городу Петрограду. А здоровье самого главного инспектора оставляло желать лучшего. Будучи серьёзно подорванным, оно вынудило Ивана Николаевича оставить службу. 5 мая 1917 года по болезни он вышел в отставку, после чего эмигрировал во Францию. Но прежде — в 1917 году Иван Николаевич был удостоен последней своей награды — ордена Святого Станислава 1 степени.


Последние годы своей жизни Шестой Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска провёл во Франции, где 17 марта 1930 года скончался в городе Марселе и был похоронен на местном кладбище. Недолго продолжалось Атаманство Ивана Николаевича, в тяжёлых условиях пришлось нести ему свою Атаманскую ношу, но в памяти казаков-уссурийцев он навсегда останется нашим Шестым Атаманом.

А в следующий раз мы расскажем о седьмом Наказном Атамане Уссурийского казачьего войска генерал-майоре Михаиле Михайловиче Манакине.

подхорунжий Пробатов Сергей Николаевич, атаман хуторского казачьего общества «Хутор Дьяченковский» города Хабаровска

Василий Егорович Флуг — пятый Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска

Василий Егорович Флуг — пятый Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска

Пятый Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска генерал-лейтенант Флуг Василий Егорович (впоследствии — генерал от инфантерии) происходил из древнего дворянского рода. По семейному преданию, род Флугов восходит к легендарной славянской королеве Любуше основавшей в VII веке город Прагу. Согласно преданию, в давние времена в Чехии правила прекрасная и мудрая королева Любуша, народ её любил и уважал, а за мудрость прозвал вещей. У королевы не было мужа и некоторые представители знати хотели по этому поводу устроить смуту. Тогда Любуша согласилась с таким предложением: пустить на волю коня, и тот первый мужчина, перед кем он остановится, станет ее супругом. Конь скакал через леса и поля, а за ним в золотой карете следовала со свитой Любуша. Наконец он остановился перед одиноким пахарем, пахавшим безбрежное поле, и ударил копытом. Удивленный пахарь, узнав в чем дело, возгласил: «Быть по сему!» Он воткнул свой посох в землю, а из этого посоха выросли три розы. Эти розы, произрастающие из жезла и преобразившиеся в форму плуга, вошли в родовой герб рода, ставшего носить фамилию Флуг (по-немецки – плуг).


Новая королевская чета, благополучно управляясь с государственными делами, основала город Прагу. Для чешских славян королева Любуша имела столь же большое значение как великая княгиня Ольга для славян русских. Шли века и представители разросшегося королевского рода расселились по Европе. В Россию Флуги попали в начале XVIII века, когда император Петр I пригласил одного из представителей рода — Готфрида Флуга для преподавания математики и фортификации. Генерал Флуг верно служил России и отличился в битве под Лесной, когда русские разбили шведские войска генерала Левенгаупта, шедшие под Полтаву на помощь Карлу XII.


Представители рода Флугов занимались музыкой, живописью, поэзией, историческими и научными исследованиями и, конечно, воинским служением. Для нас же — уссурийских казаков этот древний прославленный род даровал Пятого Наказного Атамана УКВ.


Родился будущий Уссурийский Атаман в Санкт-Петербургской губернии у Егора Егоровича Флуга и Веры Ивановны Герваген-Флуг 19 марта 1860 года. В семье было четверо сыновей — Георгий, Константин, Евграф, Василий и дочь София.


Образование Василий Егорович получил военное. В 1877 году он оканчивает 7- летнюю 2-ю Санкт-Петербургскую военную гимназию и 31 августа этого года вступает в военную службу. Своё образование молодой юнкер продолжает в Михайловском артиллерийское училище. Здесь ему довелось проявить блестящие способности. 10 апреля следующего года юнкер Флуг производится в унтер-офицер-юнкера, а через год, с 1 сентября становится портупей-юнкером с назначением фельдфебелем.


8 августа 1880 года Василий Егорович блестяще оканчивает Михайловское артиллерийское училище. За особые заслуги он удостаивается помещением его имени на почётной мраморной доске в училище. По окончании учёбы его производят в подпоручики и отправляют в 7-ю конно-артиллерийскую батарею. Здесь он прослужил четыре года, после чего 20 декабря 1884 года был прикомандирован к 23-й конно-артиллерийской батарее. Служба молодого подпоручика идёт успешно. 18 сентября следующего года он был утверждён в должности делопроизводителя батареи, а уже 1 декабря произведён в поручики, со старшинством с начала этого же года. Через неделю его окончательно переводят в 23 конно-артиллерийскую батарею. Через два года службы поручика Флуга командируют для поступления в Николаевскую академию Генерального штаба.


Будучи одарённым в науках и проявляя изрядное усердие в учёбе, Василий Егорович 13 мая 1890 года производится в штабс-капитаны с формулировкой «за отличные успехи в науках». На даром штабс-капитан Флуг столь старался овладеть военной премудростью и вырабатывал с себе с юности волевые качества. Впереди его ждали пять войн и множество испытаний. Ну а пока, окончив 16 мая 1890 годапо 1-му разряду академию, Василий Егорович был причислен к Генштабу и назначен в Приамурский военный округ с прикомандированием на проведение лагерного сбора к Варшавскому военному округу. Началась его дальневосточная служба, что приведёт его на должность Уссурийского Атамана. Впрочем, до прибытия к основному месту службы, штабс-капитану Флугу предстояло пройти лагерные сборы вдалеке от Дальнего Востока.


10 июня Василий Егорович прибыл в Штаб Варшавского военного округа на сборы.С18 июля он поступает в распоряжение начальника Артиллерии Варшавского военного округа как начальник Рембертовского сбора. С 20 августа по 23 сентября штабс-капитан Флуг состоит при Штабе 14-го армейского корпуса на время больших маневров в Волынской губурнии частей Варшавского и Киевского военных округов.


По окончании сборов, отдохнув в двухмесячном отпуске, Василий Егорович был переведен в Генеральный штаб с назначением начальником строевого отделения штаба Владивостокской крепости. 25 июня 1890 года штабс-капитан Флуг прибывает во Владивосток, где ему предстоит провести два года.Превосходно проявив себя в новой должности на Дальневосточном рубеже Отчизны, меньше чем через год — 5 апреля 1892 года Василий Егорович производится в капитаны. В течении шести раз во Владивостоке его назначали временно исполняющим должность начальника Штаба Владивостокской крепости. В 1893 году капитана Флуга награждают Орденом Святого Станислава 3-й степени.


Хорошо проявившего себя штабного офицера временно переводят с Дальнего Востока. 12 сентября 1893 года его прикомандировывают к 11-му Харьковскому Драгунскому полку на 1 год для прохождения цензового командования кавэскадроном. В течении года, до 6 октября 1894 года, капитан Флуг командует 1-м эскадроном 11-го Харьковского Драгунского полка, являясь при этом с 20 января 1894 года членом полкового суда.


С 6 октября 1894 года капитан Флуг является старшим адъютантом штаба Кавказской гренадерской дивизии. В следующем году здесь ему довелось в течении двух месяцев быть временно исполняющим должность начальника штаба дивизии. Впрочем, Василию Егоровичу было не привыкать. Эту должность он уже не раз занимал во Владивостоке. И на Кавказе капитан Флуг вновь не подвёл командование. Однако, впереди его ждала снова служба на Дальнем Востоке. И какая — впереди предстояло две военных кампании. Вначале отпуск на два месяца, а затем с 15 февраля 1896 года Василий Егорович по окончании отпуска задержан начальником штаба военного округа на 7 дней по делам службы в Санкт-Петербурге и с 25 февраля прибыл на новое место службы.


Следующие два с половиной года Василий Егорович являлся исполняющим должность штаб-офицера при управлении 2-й Восточно-Сибирской стрелковой бригады. Вскоре после назначения, 24 марта 1896 года капитан Флуг производится в подполковники и в тот же день утверждается в должности штаб-офицера. В этом году Василий Егорович становится кавалером Ордена Святой Анны 3-й степени.


16 сентября 1899 года подполковник Флуг назначается исполняющим должность начальника штаба 3-й (Порт-Артурской) Восточно-Сибирской стрелковой бригады. Здесь он вновь блестяще себя проявляет и 9 апреля 1900 года производится в полковники с формулировкой «за отличие по службе».
16 мая 1900 года для ознакомления с общими требованиями управления и ведения хозяйства Василий Егорович был прикомандирован к 1-му лейб-гвардии Московскому полку.


Вскоре полковнику Флугу предстояло подкрепить свои теоретические знания военной науки, которую он с таким прилежием изучал, на практике боевых действий. 22 июля 1900 года он назначается начальником военного отдела штаба Квантунской области. Ещё 2 ноября 1899 года в империи Дай-Цин-Го (Китай) вспыхнуло Ихэтуаньское (Боксерское) восстание, организованное фракцией тоталитарной секты «Белый лотос». Кровавое это восстание продолжалось вплоть до 1901 года включительно. 23 июня 1900 г. китайцы-ихэтуани атаковали строителей КВЖД и приступили к разрушению железнодорожного полотна и станционных построек. Терпеть это Россия не могла и была вынуждена вмешаться в конфликт для защиты своих интересов на Дальнем Востоке.


Вместе с частями 3-й (Порт-Артурской) Восточно-Сибирской стрелковой бригады полковник Флуг принял участие в знаменитом Китайском походе 1900-1901 годов для усмирения Боксёрского восстания. Во время боевых действий в Китае он участвовал в походе на Пекин. 9 сентября 1900 года русские воины под командованием Василия Егоровича подошли к городу и крепости Лутай, находившимися под властью ихэтуаней. В ходе боёв, стратегически важный объект был взят, за что впоследствии полковник Флуг, высочайшим повелением от 15 марта 1901 года был награжден Золотым оружием.


Также в период Китайского похода Василий Егорович был награждён Орденом Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом и Орденом Святого Станислава 2-й степени.

22 января 1902 года боевой офицер полковник Флуг был назначен начальником штаба Квантунской области. Военные подвиги полковника Флуга, совершённые им во время Китайского похода не были оставлены без внимания. Уже в следующем 1903 году, с формулировкой «за боевые отличия» 27 августа он был произведён в генерал-майоры.


А впереди стремительно назревала русско-японская война. В преддверии боевых действий, генерал-майора Флуга, отличившегося в Китайской военной кампании, назначают сначала Начальником временного штаба Наместника Его Императорского Величества на Дальнем Востоке на период с 1 по 29 января, а затем — генерал-квартирмейстером полевого штаба Наместника Его Императорского Величества на Дальнем Востоке. С 10 ноября 1904, когда уже вовсю гремит война, Василий Егорович назначается исполняющим должность генерал-квартирмейстера Главнокомандующего всеми сухопутными и морскими силами, действовавшими против Японии. До 14 января следующего года он состоял в распоряжении Главнокомандующего, после чего назначается генерал-квартирмейстером штаба 2-й Маньчжурской армии В этой должности генерал-майор Флуг и прослужил до конца войны.


Во время войны, отважный генерал-майор Флуг принимал активное участие в сражениях при Сандепу и Мукдене. Видя бедственное положение наших войск, Василий Егорович критиковал пассивное поведение командования Маньчжурской армии, которое отдало стратегическую инициативу в руки японцев. Он отмечал, что «смелые маневры неприятеля вызывали с нашей стороны только пассивное уклонение от ударов вместо того, чтобы отвечать на маневр контрманевром, на удар – ударом». Сам проявляя личную храбрость и боевые таланты, за русско-японскую войну генерал-майор Флуг получил три боевых ордена — Орден Святого Владимира 3-й степени с мечами, Орден Святого Станислава 1-й ст. с мечами и Орден Святой Анны 1-й ст. с мечами.

После окончаниея русско-японской войны, возглавлявший в то время Уссурийское казачье войско Четвёртый Наказной Атаман казаков-уссурийцев генерал-майор Колюбакин Алексей Михайлович 21 сентября 1905 года переводится на новое место службы и расстаётся с Уссурийским казачьим войском. На должность военного губернатора Приморской области и Наказного Атамана Уссурийского казачьего войска назначается прославленный в боях боевой генерал-майор Флуг Владимир Егорович. Казаки-уссурийцы обретают своего Пятого Батьку.

В непростое для казаков-уссурийцев время пришлось генерал-майору Флугу принимать на себя бремя атаманства. Хозяйства уссурийских казаков к началу ХХ века только что выправились, после трудных лет переселения и обосновывания на новых землях. Казаки начинали выходить на достойный уровень жизни. И хотя экономическое положение уссурийцев начало улучшаться, времени прошло ещё не достаточно, чтобы ситуация изменилась коренным образом. А тут грянул сначала конфликт с Китаем, а за ним, буквально после года затишья — русско-японская война. Это свело на нет все достижения уссурийцев в области хозяйства и привело их к экономическому разорению. Правительство предпринимало ряд мер экономической поддержки казаков, что облегчило их положение и всё же это время в истории войска было очень непростым. Бремя заботы о войске в этот непростой период ложилось на плечи Атамана Флуга.

И всё же, не только печали ждали уссурийцев тот период. Государь император отметил их ратные труды, о чём Наказной Атаман отмечал в своём Приказе по Уссурийскому казачьему войску № 15 от 9 февраля 1906 года:

«От начальника Главного Управления казачьих войск 6-го сего Февраля мною получена следующая телеграмма: «Государь император объявляет особую высочайшую благодарность всем казачьим войскам за их самоотверженную, неутомимую и верную службу царю и родине, как на театре войны, так и при поддержке порядка внутри Империи».
Счастлив объявить славному Уссурийскому войску эту высочайшую благодарность. Пусть высокое внимание державного вождя Русской Армии возбудит в Уссурийцах ещё большее рвение и в будущем послужить царю и родине.
Приказ этот прочесть во всех станицах, посёлках, дивизионе и прочих казачьих командах»

Несмотря на временное трудное положение, Наказной Атаман УКВ генерал-майор Флуг видел возможности для культурного развития на Дальнем Востоке. В своём «Верноподданнейшем отчёте» за 1905 года Василий Егорович писал: «Возможность высокой культуры, несмотря на многие неблагоприятные условия, доказываются сопоставлением Приморской области с местностями, лежащими на той же широте по ту сторону Тихого океана. Особенно замечательна в этом отношении Аляска, по своим климатическим, почвенным, геологическим и другим естественным условиям близкая к северной части Приморской области, а между тем идущая широким шагом по пути культурного развития… При надлежащей… постановке всего нашего дальневосточного вопроса… наши побережья Охотского, Камчатского и Берингова морей, ныне пребывающие в жалком прозябании» могли бы достигнуть «того же процветания, какое наблюдается у американцев. Но для этого надо, чтобы правительство не останавливалось перед расходами»

Особое внимание Атаман Флуг уделял делу школьного образования в Уссурийском казачьем войске. Так в своём Приказе по войску № 66 от 10 июня 1907 года, он отмечал, что «…в настоящем году занятия в некоторых школах Уссурийского войска начались очень поздно, — что не могу не относить к беспечности учителей, поселковых атаманов и попечителей школ, у которых прежде всего должны лежать заботы о школах. Кроме того, отмечено нерадение к школам и со стороны родителей, задерживающих при себе детей, пользуясь их детским трудом, вследствии чего некоторые из детей поступают в школу лишь в октябре и ноябре…»

В своём Приказе Атаман отмечал, что вследствие такой задержки, страдают как поздно приступившие к учёбе казачата, так и те, кто начали процесс обучения вовремя, ибо учителям приходится заново объяснять уже пройденный материал опоздавшим. Для исправления ситуации Приказом объявлялось о наложении штрафов на родителей таких учеников в пользу школ. Так Уссурийский Атаман, сам в своё время прилагавший максимум прилежания и усилий к учёбе, старался о повышении уровня школьного образования в войске.

Отдельные слова Атаман обращал в этом Приказе к учителям, подчёркивая важность педагогического призвания и соответствия:

«…Обращаясь к господам учителям, прошу их помнить ту нравственную ответственность, которая лежит на них перед будущим поколением. Надо любить учительское дело и школу, чтобы занимать учительскую должность, а кто не чувствует в себе призвания к ней, — рекомендовал бы отказываться от школы, чтобы избавить целое поколение от того вреда, который приносят ему равнодушно отбывающие свою обязанность учителя…»

Василий Егорович ревностно следил за состояние школьного образования в Уссурийском войске и в других своих приказах по войску отмечал учителей тех станиц, чьи ученики демонстрировали блестящие результаты на экзаменах, а тех педагогов, у кого показатели свидетельствовали о равнодушном отношении к учительскому делу, решительно увольнял, не терпя халатности в педагогике.

Атаман Флуг относился к своим казакам по отечески, как подлинный Батька, вникая во все сферы их быта и жизни. Недаром он стал 13 мая 1907 года Почетный стариком Платоно-Александровской станицы Уссурийского казачьего войска.

Ранее, в марте 1907 года государь император пожаловал Уссурийскому казачьему войску войсковое знамя, о чём Атаман Флуг писал в своём Приказе по войску № 43 от 12 апреля 1907 года: «В ознаменование особого монаршьего благоволения и в награду за подвиги, мужество и храбрость, оказанные в военных действиях против китайцев в 1900 и 1901 годах Уссурийским казачьим дивизионом и в продолжение минувшей войны с Японией 1904 и 1905 годов Уссурийским казачьим полком, государь император высочайшим приказом марта 6 дня 1907 года всемилостивейше соизволил пожаловать Уссурийскому казачьему войску… войсковое знамя.
Объявляя о таковой вновь оказанной Уссурийскому войску высочайшей милости вполне уверен, что отныне Уссурийцы ещё теснее сплотятся под сенью своей войсковой святыни, на верную до гроба службу своему обожаемому государю. Приказ этот прочесть в сотнях, командах, поселковых и станичных сходах.»

А в октябре того же 1907 года Уссурийское казачье войско обрело и войсковую Атаманскую насеку, о чём Атаман Флуг писал: «Пятого сего октября в высокоторжественный день тезоименитства императорского высочества государя наследника цесаревича, Августейшего Атамана казачьих войск, в присутствии представителей всех сословий и званий Уссурийского казачьего войска, станичных и поселковых Атаманов и старейших Уссурийских казаков последовало освящение,а затем и торжественное вручение мне высочайше пожалованной вверенному мне войску насеки…»

По поводу обретения войском насеки, которая была искусно выполнена из чёрного дерева и серебра, был объявлен парад, на котором все участвовавшие казаки-уссурийцы продемонстрировали стоь похвальную выправку, что Атаман особо отметил их:

«Представителям войска и всем войсковым чинам принявшим участие в проходившем при вручении насеки церемониале приношу благодарность за тот порядок с которым был выполнен церемониал; благодарю господ офицеров, станичных и поселковых Атаманов и бывших в строю молодцов казаков за их подготовку к параду на котором представились они умелыми в воинской строевой службе, что особенно радовало меня, ибо видел я, что каждый Уссурийский казак — воин и до глубокой старости не забывает своего ратного дела; даже присутствовавший на параде сподвижник Графа Муравьёв-Амурского старейший казак Иван Алексеев[ич] Пряженников пожелал быть в строю.
Не забывайте, казаки, своё высокое военное звание. Помните, что вы сыны славного казачества, защитники Престола и Родины. Внушайте это детям и внукам своим, чтобы воспитывался в них воинских дух и рыцарская казачья доблесть».

Атаманское служение генерал-лейтенанта Флуга было достойным всяких похвал. 6 декабря 1908 года Наказной Атаман УКВ был произведён в чин генерал-лейтенанта, с формулировкой «за отличие», каковым и остаётся в анналах истории Уссурийского казачьего войска.

Пять лет пробыл генерал-лейтенант Флуг Василий Егорович Наказным Атаманом УКВ, оставив по себе в войске добрую память. 20 января 1910 года он прибыл в Санкт-Петербург. и вступил с 21 января в командование 37-й пехотной дивизии с зачислением по армейской пехоте, в каковой должности и прослужил до 30 июля 1912 года. с 8-го по 17 мая 1910 года генерал-лейтенант Флуг был командирован на Красносельский артиллерийский полигон. С 26-го по 30-е марта 1911 года и с 16-го по 24-е июля того же года — временно исполнял должность командующего 1-м армейским корпусом. Наконец, 30 июля 1912 года он был назначен начальником 2-й гвардейской пехотной дивизии с зачислением по гвардейской пехоте и оставлением по Уссурийскому казачьему войску.


С 12 сентября 1912 года генерал-лейтенант Флуг был отправлен к новому месту службы начальником 2-й гвардейской пехотной дивизии, при этом с того же дня и по 15 октября 1912 года был временно исполняющим должность Командующего Гвардейским корпусом. Затем довелось Василию Егоровичу послужить в должности помощника Туркестанского генерал-губернатора и командующего войсками Туркестанского военного округа (назначен Высочайшим приказом от 12.01.1913, отправился в Туркестан 26.01, прибыл и вступил в должность с 31.01, указ Сенату на назначение последовал 5.02).
Однако, не долго пришлось ходить боевому генерал-лейтенанту в помощниках. Через полтора года 26 июня 1914-го, он вступает во временное исполнение должности самого Генерал-Губернатора Туркестана и Командующего Туркестанским военным округом.


А впереди была Первая мировая война. И конечно же боевой герой двух военных кампаний не мог остаться в стороне от этих трагических событий. 29 августа 1914 года генерал-лейтенант Флуг был произведен в генералы от инфантерии (со старшинством с 6 декабря 1914 года) и назначен командующим 10-й армией.


В начале сентября 10-я армия под командованием генерала от инфантерии Флуга перешла в наступление и вступила в тяжелые бои с частями 8-й германской армии в Августовских лесах. К началу октября войска Флуга заняли Сувалки и Августов, взяв при этом около 3 тысяч пленных и 20 орудий.
Несмотря на успешные действия в боях против 8-й германской армии и взятие Сувалок, Василий Егорович был 23 сентября 1914 года за «опасную активность» отчислен от должности. Официально из-за разногласий с командующим войсками Северо-Западного фронта генералом от инфантерии Н. В. Рузским, но очевидно, что на самом деле вследствие интриг генерал-квартирмейстера штаба фронта генерала М.Д. Бонч-Бруевича, ставшего впоследствии сподвижником Ленина.


После отставки от должности, Василий Егорович был переведен в распоряжение Верховного главнокомандующего. В июне 1915 года генерал от инфантерии Флуг вступил в командование 2-м армейским корпусом.
За срыв в сентябре 1915 года плана противника по разъединению войск Северного и Западного фронтов в районе Молодечно Василий Егорович был 9января 1916 года награжден орденом Святого Георгия 4-й степени и стал Георгиевским кавалером.


В 1916 году во время наступления войск Юго-Западного фронта корпус Флуга действовал в составе войск 7-й армии генерала от инфантерии Д. Г. Щербачева. 6 июня корпус перешел в наступление (в состав корпуса входили 26-я и 43-я пехотные, 3-я Туркестанская стрелковая дивизия). В боях у Язловца войска Флуга разбили 13-й австро-венгерский корпус, отбросив его за реку Стрыпа, взяв в плен 9,5 тыс. человек.


Болезнь вынудила Василия Егоровича покинуть действующую армию. 30 мая 1917 года он был отчислен от должности за болезнью с назначением в резерв чинов при штабе Петроградского военного округа.


После Октябрьского переворота Василий Егорович уехал на Дон и поступил в декабре 1917 года в Добровольческую армию в распоряжение генерала М.В. Алексеева. Весной 1918 вместе с подполковником В.А. Глухаревым он был командирован в качестве представителя Добровольческой армии в Сибирь и на Дальний Восток.


В начале апреля 1918 года, используя фальшивый паспорт на имя Василия Юрьевича Фадеева, Василий Егорович прибыл в Томск. В ходе своей командировки в Сибирь он способствовал объединению и координации действий подпольных офицерских организаций в Омске, Петропавловске, Томске и Иркутске.


Позже Василий Егорович входил в состав Дальневосточного комитета защиты Родины и Учредительного собрания, созданного генералом Д.Л. Хорватом в Харбине, а с 03 декабря 1918 года он стал помощником Верховного уполномоченного на Дальнем Востоке генерала Хорвата по гражданской части.
В самом конце 1918 года Василий Егорович прибыл в Омск к адмиралу Колчаку и, по поручению последнего, вернулся на юг России в распоряжение генерала Деникина.


После возвращения на Юг России генералу от инфантерии Флугу в мае 1919 года было поручено провести проверку всех тыловых учреждений, находящихся в ведении Особого совещания. Его главной задачей стало отчисление из непомерно разросшихся тыловых учреждений офицеров, годных для боевой службы.


В сентябре 1919 года Василий Егорович был назначен помощником по военной части главноначальствующего и командующего войсками Киевской области генерала Драгомирова. После оставления Киева с боями отступал в Крым.


С 08 декабря1919 года генерал от инфантерии Флуг был переведен в резерв чинов при штабе войск Новороссийской области. В 1920 после оставления русскими войсками Крыма, бывший Уссурийский Атаман уехал в Югославию. С 1922 служил в югославском Военном министерстве (Вараджин).


Активно участвовал в деятельности Русского общевоинского союза (РОВС). Занимался творческой деятельностью. В своих работах генерал от инфантерии Флуг подчеркивал волевую природу руководства войсками, предлагая все усилия при обучении и воспитании командных кадров сосредоточивать на развитии волевых качеств. Таким образом он выступил последователем суворовской школы подготовки командного состава.


В 1930 был временно исполняющим обязанности начальника 4-го отдела РОВС (Югославия), одновременно до марта 1932 занимал пост председателя районного правления Общества русских офицеров Генштаба 4-го отдела РОВС. Член Общества кавалеров Ордена Святого Георгия.


Перед началом Второй мировой войны уехал в Германию, где вступил в КОНР. Будучи генералом от инфантерии русской армии, являлся высшим чином в ВС КОНР, старше по званию чем генерал Власов. Участие Василия Егоровича в КОНР в большинстве его биографий замалчивается. Вместе с тем история не имеет сослагательного наклонения, да и стоит заметить, что в этом факте своей биографии генерал был искренним в своей борьбе с ненавистным ему большевизмом. Он никогда не был гражданином Советского Союза и не считал себя связанным Присягой красной власти, в отличие от того же генерала Власова. В этой странице своей биографии Василий Егорович совершил ошибку, но понять его стремление одержать реванш над большевиками, после поражения в Гражданской войне, по человечески можно попытаться. После окончания Второй мировой войны, генерал от инфантерии Флуг эмигрирует в США.


В Сан-Франциско Василий Егорович являлся Членом Общества ветеранов Великой войны (Так называлось общество объединявшее участников Первой мировой). Он был постоянным сотрудником журнала «Часовой» и «Вестника военных знаний». Написал не мало книг и статей, в том числе автобиографических. К сожалению, автобиографические его произведения до сих пор не изданы и существуют лишь в рукописях. Умер бывший Уссурийский Атаман в Сан-Франциско 9 декабря (по другим источникам 3 декабря) 1955 года в возрасте 95 лет и похоронен на Сербском кладбище. Василий Егорович был старейшим генералом в Русском Зарубежье.


Поистине долгую и весьма насыщенную жизнь прожил Пятый Уссурийский Атаман. Событий этой жизни хватило бы на множество интересных биографий. Талантливый человек, боевой офицер и генерал, неравнодушный руководитель, исследователь и теоретик, рисковый и деятельный борец. Имел множество отечественных и иностранных наград: Орден Святого Станислава 3-й степени (1893), Орден Святой Анны 3-й степени (1896), Орден Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом (1900), Орден Святого Станислава 2-й степени (1900), Золотое оружие с надписью «За храбрость» (ВП 15.03.1901), Орден Святого Владимира 3-й степени с мечами (1904), Орден Святого Станислава 1-й степени с мечами (1905), Орден Святой Анны 1-й степени с мечами (1905), Орден Святого Владимира 2-й степени (06.12.1911), Орден Белого Орла с мечами (ВП 26.05.1915), Орден Святого Георгия 4-й степени (ВП 09.01.1916), серебренная медаль «В память царствования Имп. Александра III» (?), серебренная медаль «В память похода в Китай. 1900-1901» (?), светло-бронзовая медаль «В память Русско-Японской войны» (5.05.1906), Знак Российского общества Красного Креста (23.09.1902), Медаль Российского общества Красного Креста за Русско-Японскую войну (22.01.1907), светло-бронзовая медаль «В память 100-летия Отечественной войны 1812 г.» (28.12.1912), медаль «В память 300-летия царствования дома Романовых» (21.02.1913), Иностранные ордена (разрешены к ношению): офицерский крест Почетного Легиона Франции (разрешен к ношению 21.08.1902), командорский крест ордена Леопольда Бельгии (21.08.1902), орден Красного Орла 3 степени с мечами, Пруссия (15.12.1903), Большой офицерский Крест Итальянского ордена Короны (22.05.1905), Японский орден Восходящего Солнца 2 степени (24.10.1909), Японский орден Восходящего Солнца 3 степени (4.01.1908), Китайский орден Двойного Дракона 1 степени 2 класса (14.09.1911).


В браке с дочерью отставного генерал-майора Екатериной Валериановной Флуг (урожденной Шпицберг, в первом браке Пестич) у Василия Егоровича родилось пятеро детей — Ксения Васильевна Флуг; Всеволод Васильевич Флуг; Вера Васильевна Кононова; Елена Васильевна Гескет и Мария Васильевна княгиня Енгалычева. Для нас же — Уссурийских казаков Василий Егорович навсегда останется нашим Пятым Батькой.


А в следующий раз мы расскажем о шестом Наказном Атамане Уссурийского казачьего войска генерал-майоре Иване Николаевиче Свечине.

подхорунжий Пробатов Сергей Николаевич, атаман хуторского казачьего общества «Хутор Дьяченковский» города Хабаровска

Алексей Михайлович Колюбакин — четвёртый Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска

генерал-майор Колюбакин Алексей Михайлович — четвёртый Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска

Начало XX века не сулило России, да и всему миру спокойствия. Стремительный и кровавый новый период принёс народам земного шара две мировые войны и глобальное переустройство всего миропорядка. Стоит ли удивляться, что уже в первые же свои годы век двадцатый не был безопасным и тихим? Казаки Уссурийского казачьего войска ощутили это в полной мере. Уже в 1900 году приняли они активное участие в боях Китайского похода, отстаивая интересы России на дальневосточных рубежах, а впереди была горькая и кровавая русско-японская…
Японская империя, после реставрации Мейдзи в 1868 году наращивала свой военный потенциал и политические амбиции. В ходе японо-китайской войны 1894-1895 годов, Япония нанесла сокрушительное поражение Китаю. Ляодунский полуостров, входивший до того в сферу влияния Поднебесной, и Манчжурия, а также ряд других территорий, передавались Японии по Симоносекскому мирному договору. Хищная Японская империя вплотную приближалась к границам России. Интересы России требовали нейтрализации японской угрозы, что совпадало в этом регионе с интересами европейских держав. Благодаря объединённым усилиям России, Германии и Франции, в 1898 году Ляодунский полуостров был передан в арендное пользование России. Япония была вынуждена ограничить свои интересы в регионе, но аппетиты свои умерять не собиралась. Уже в 1903 году спор из-за российских лесных концессий в Корее и продолжающегося русского освоения Маньчжурии привёл к резкому обострению русско-японских отношений. Избежать борьбы с Японией Россия могла лишь ценой капитуляции и своего самоустранения с Дальнего Востока, чего конечно же руководство страны делать не собиралось. В воздухе явственно запахло близкой войной. Прославленный разведчик, дипломат, боевой офицер — третий Атаман Уссурийского казачьего войска генерал-лейтенант Чичагов Николай Михайлович был переведён с этой должности на самое остриё тогдашних внешнеполитических событий. Ему предстояло укреплять рубежи Отечества на Манчжурском театре — он был назначен начальником Особого Заамурского пограничного округа Отдельного корпуса пограничной стражи в городе Харбине. Уссурийским казакам требовался новый Атаман. Они уже успели приобрести боевую славу в Китайском походе 1900 года и понятно, что новым Атаманом, да ещё и в преддверии войны, должен был стать человек имеющий опыт реальных боёв. Именно такого человека — героя блистательной русско-турецкой войны 1877-1878 годов Родина и назначила стать Четвёртым Наказным Атаманом Уссурийского казачьего войска. Четвёртым Батькой для казаков-уссурийцев стал генерал-майор Колюбакин Алексей Михайлович.


Родился будущий Уссурийский Атаман в древнем и славном дворянском роду, подарившем России немало выдающихся военных и государственных деятелей, писателей, поэтов, да и просто честных и порядочных граждан. Но более всего в роду Колюбакиных было военных, прославивших Отечество в многочисленных войнах. Истоки рода ведут во Флоренцию. Легендарный основатель рода Колюбакиных Францбек был сыном владетеля этого прославленного итальянского города. В период оккупации Флоренции датским королём, отец Францбека был вынужден бежать в Польшу. Там Францбек женился на княжне из рода Корецких и в начале XV века приехал в Москву. Внук основателя рода Дмитрий Федорович окончательно поселился в России и получил здесь в кормление Дмитров и Орешек. Дмитрий Фёдорович был прозван Колюбака, благодаря чему его потомки и стали носить фамилию Колюбакиных. Род Колюбакиных внесён в VI, II и III части родословных книг Московской, Новгородской, Тверской, Воронежской, Владимирской и Симбирской губерний. Давший России немало общественных, политических и военных деятелей род, подарил уссурийскому казачеству его четвёртого Наказного Атамана. Атамана, большее время деятельности которого пришлось на годы войны с Японией.


Родился будущий Атаман 22 июня 1851 года в семье губернского секретаря, бывшего поручика Ингерманландского гусарского полка Михаила Николаевича Колюбакина и дочери французского эмигранта Марии Васильевны де Руйлет, одной из первых начальниц Пермского Мариинского женского училища. Будучи представителем двадцатого колена старинного российского военного рода, Алексей с юных лет пошёл по военной стезе. Учиться он поступил во 2-ю Московскую военную гимназию, окончив которую в 1869 году, перешёл в 1-е военное Павловское училище. В службу Алексей Михайлович вступил 10 августа 1869 года. По окончании училища, 11 августа 1871 года получил чин подпоручика и был зачислен в 13-й лейб-гренадерский Эриванский полк. Служил в полку подпоручик Колюбакин блестяще. Уже через два года 13 октября 1873 года за отличие, он получает чин поручика.


В 1876 году Алексея Михайловича переводят в артиллерию и его чин 21 марта переименовывают в подпоручики артиллерии. Впрочем, уже 9 декабря того же года Колюбакин вновь становится поручиком. 24 апреля 1877 года, реагируя на жестокое подавление турецкими войсками восстания балканских славян, Россия вступает в знаменитую русско-турецкую войну 1877-1878 годов. Поручик Колюбакин был отправлен на эту войну. В ходе сражений Алексей Михайлович проявил себя геройски. За боевые отличия он был награжден орденами святого Станислава 3-й степени и святой Анны 3-й степени с мечами и бантом. 26 декабря 1877 года Поручик Колюбакин был произведён в штабс-капитаны.


Алексей Михайлович заботился о продолжении своего военного образования. Как второй и третий Уссурийские Атаманы в своё время, будущий четвёртый Атаман в 1877 году поступает в Николаевскую академию Генерального штаба, которую оканчивает по 2-му разряду в 1880 году. По окончании академии, штабс-капитан Колюбакин назначается 10 августа 1880 года старшим адьютантом штаба войск Семипалатинской области. Уже 30 августа того же года он производится в чин Генерального штаба капитана. 10 декабря следующего года Генерального штаба капитан Колюбакин становится офицером для поручений при штабе Кавказского военного округа. Карьера Алексея Михайловича идёт достаточно стремительно. 24 января 1883 года он назначается на должность заведующего передвижением войск по Козлово-Воронежско-Ростовской и Ростово-Владикавказской железным дорогам, Азовскому морю и рекам Дону и Кубани. Ответственная и важная эта миссия исполняется Генерального штаба капитаном Колюбакиным безукоризненно, что отражается и в чинопроизводстве — 30 августа 1883 года его производят в подполковники.


Как и третий Уссурийский Атаман Николай Михайлович Чичагов, подполковник Колюбакин был призван на внешнеполитическую работу. 23 мая 1884 года его назначают императорским вице-консулом в Ван — город на востоке Турции, близ восточного берега одноимённого озера. На этой работе он проведёт долгие пять с половиной лет. Годы службы здесь были для Алексея Михайловича плодотворными. Он посвятил их исследованиям Армении, Курдистана и ближайших округов персидского Азербайджана. За отличие 30 августа 1887 года подполковник Колюбакин был произведён в полковники, а в 1888 году его награждают орденом Святого Владимира 4-й степени.


Всё когда-то заканчивается. 12 декабря 1889 года завершилась и заграничная миссия полковника Колюбакина. Алексей Михайлович вернулся на Родину и был назначен штаб-офицером для особых поручений при штабе Кавказского военного округа. На этой должности он оставался до августа 1894 года. В течении года с 1891 по 1892 гг., полковник Колюбакин отбывал цензовое командование батальоном в Лорийском резервном пехотном полку. В 1892 году Алексея Михайловича награждают орденом Святого Станислава 2-й степени.


Безукоризненное исполнение своих обязанностей, личные таланты и способности Алексея Михайловича за годы службы штаб-офицером для особых поручений были отмечены и он был назначен начальником Тифлисского пехотного юнкерского училища. Произошло это 22 августа 1894 года. Когда-то Алексей Михайлович сам грыз гранит военной науки в военной гимназии, военном училище, академии Генерального штаба, ныне же под его попечением находилось целое военное учебное заведение. Теперь он сам заботился о молодых юнкерах, взращивая офицерскую смену. Служение начальника юнкерского училища было отмечено. В 1896 году полковника Колюбакина награждают орденом Святой Анны 2-й степени. И всё же, сколь ни почётна стезя начальника военного учебного заведения, Алексею Михайловичу предстояло взойти на куда более высокую карьерную ступень.


29 июля 1899 года полковник Колюбакин за отличие был произведён в генерал-майоры и назначен окружным дежурным генералом штаба Туркестанского военного округа. В этом же году Алексей Михайлович награждается орденом Святого Владимира 3-й степени, а в 1902 году — орденом Святого Станислава 1-й степени.


На должности дежурного генерала штаба округа генерал-майор Колюбакин пробыл до 20 января 1903 года, когда в силу остроты внешнеполитического момента Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска генерал-лейтенант Чичагов Николай Михайлович был переведён с этой должности в Манчжурию. Войско не могло оставаться без Атамана и было принято решение назначить новым войсковым Атаманом прославленного в боях русско-турецкой войны 1977-78 годов генерал-майора Колюбакина. Алексей Михайлович отправился во Владивосток и приступил к обязанностям военного губернатора Приморской области и Наказного Атамана Уссурийского казачьего войска. Казаки-уссурийцы обрели своего Четвёртого за историю войска Атамана.


В 1903 г. Приамурское генерал-губернаторство и занятая русскими войсками, в том числе амурскими казаками, Маньчжурия были объединены под властью адмирала Е.И. Алексеева, назначенного наместником императора на Дальнем Востоке. Страна готовилась к неизбежной войне.


Русско-японская война 1904-1905 гг. стала подлинным испытанием возможностей дальневосточного казачества. Трагические события ночи на 26 января 1904 года, когда японский флот без объявления войны вероломно атаковал русскую эскадру на внешнем рейде Порт-Артура и разыгравшаяся на другой день драма у порта Чемульпо в Корее, когда неравный бой с японским флотом приняли крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец», положили начало русско-японской войне. Официально война была объявлена 28 января. В этот день началась мобилизация Приамурского военного округа, в том числе и Забайкальского, Амурского и Уссурийского казачьих войск.


К началу боевых действий среди Дальневосточных казачьих войск Уссурийские казаки выставляли Уссурийский казачий дивизион двухсотенного состава. После объявления мобилизации Уссурийское казачье войско выставило Уссурийский казачий полк шестисотенного состава, численностью 1107 человек. Не смотря на усиление регулярных войск Приамурского военного округа перед началом войны, их было явно недостаточно для достойного отпора японцам. Пропускная способность Транссибирской железной дороги, по которой стягивались войска в Манчжурию из Центральной России, была низкой и поэтому значительная роль в войне, особенно на её начальных этапах легла на плечи Дальневосточных казаков, в том числе и уссурийцев.


Дальневосточные казаки принимали участие практически во всех крупных сражениях и операциях русско-японской войны 1904-1095 гг. на территории Манчжурии и Кореи. Оборона Порт-Артура, боевые действия в составе конного отряда генерала Мищенко, Ляохейского отряда, конного отряда генерал-майора Ренненкампфа, конного отряда генерала Самсонова (командира Уссурийской конной бригады), партизанского отряда подполковника Мадритова, Южно-Уссурийского отряда, Корейского отряда, отряда полковника Гилленшмидта, бои под Тюренченом, на реке Ялу, у станции Вафангоу, сражения под Ляояном, у рек Тайцзыхэ и Шахэ, штурм Инкоу, Мукденское сражение — вот далеко не полный список страниц боевых подвигов, в которых довелось принять участие Дальневосточным казакам во время русско-японской войны. А ведь стоит помнить, что за уссурийцами по прежнему оставалась обязанность по охране государственной границы, которую они продолжали с честью нести.


В результате войны в Уссурийском казачьем войске георгиевскими кавалерами стали 180 казаков, то есть каждый восьмой из числа мобилизованных! Не смотря на рост значения регулярных войск в регионе, казаки по прежнему оставались существенной частью вооружённых сил Дальнего Востока России. Они составляли основу кавалерии русской армии, благодаря этому практически ни одна операция русско-японской войны не обходилась без казачьего участия. Знание уссурийцами местности, приспособленность их к суровым дальневосточным условиям, а зачастую и владение ими китайским, манчжурским, корейским и японским языками оказывали значительную помощь русской армии. Казаки-уссурийцы показали себя славными воинами, продемонстрировали достойную военную выучку и несгибаемый боевой дух.


Ко времени начала войны всего на службе в дальневосточных казачьих частях находилось около пяти тысяч казаков. Мобилизация поставила в строй почти всё мужское казачье население. Уссурийское казачье войско выставило на войну с Японией полторы тысячи человек. Это не считая казаков задействованных в охране государственной границы. В Амурском и Уссурийском казачьих войсках вместе взятых к началу войны числилось 38 генералов, штаб-офицеров и обер-офицеров, 4237 нижних чинов. В войсках находилось 2894 лошади. На начало следующего 1905 боевого года в одном только Уссурийском казачьем войске числилось 50 генералов и офицеров, 3308 нижних чинов и 1483 лошади.


В ту злосчастную войну казаки не только не опозорили своей боевой славы, но блестяще поддержали её и в ещё раз доказали, что ни одна кавалерия в мире не могла сделать того, что было под силу только казакам. Театр военных действий в Манчжурии был крайне неблагоприятен для действия кавалерии в конном строю. К тому же новые способы ведения боевых действий уже весьма умаляли значение кавалерии для нанесения боевого удара, однако при всех этих условиях казаки оказали значительную помощь армии. Если бы не казаки, вряд ли бы удалось сосредоточить на глазах у японцев армию у Ляояна. Как на Манчжурском, так и на Корейском театрах боевых действий вся разведка, все завесы армии лежали в основном на казаках.


Значение казачьих услилий трудно переоценить. Лишь благодаря присутствию казаков на театре боевых действий японцам не удалось продвинуться севернее Куанченцзы и завладеть Владивостоком.
Уссурийские казаки сражались в составе Уссурийского конного шестисотенного полка, созданного для прикрытия Приморья от вероятного удара японцев со стороны Северной Кореи. Довелось уссурийцам действовать и в составе знаменитого конного отряда генерал-майора Мищенко, который великолепно показал себя в боях с японцами. Особенно отличились казаки Иван Пичуев, Александр Пашков, есаулы Желтухин и Солодовников, вахмистр Поляков.


Генералы Павлов и Мищенко давали об уссурийцах самые лестные отзывы. Генерал Мищенко, здороваясь с уссурийскими казаками, всегда произносил: “Здорово, славные уссурийцы!”


О том, что быть причисленным к уссурийцам было весьма почётно говорит такой факт: 14 марта 1904 года последовало высочайшее соизволение на предоставление командующему манчжурской армией Куропаткину звания почётного старика станицы Полтавской Уссурийского казачьего войска, о чём Наказной Атаман войска генерал-майор Колюбакин сообщил в своём приказе по войску № 172.


За славный подъем всей мощи Уссурийского казачьего войска в 1904, 1905, 1906 гг. императором в 1907 г. было жаловано ему Войсковое знамя. Свою роль в этом подъёме сыграл и Четвёртый Наказной Атаман войска генерал-лейтенант Колюбакин. Он сам являлся участником боевых действий во время русско-японской войны. В 1905 году Атаман Колюбакин был награждён орденом Святой Анны 1-й степени.


В период военных действий, Атаман Колюбакин заботился и о подготовке сестёр милосердия. В марте 1904 года, своим приказом № 114, Наказной Атаман сообщал об открытии при войсковом лазарете в станице Гродековой соответствующих курсов для населения Уссурийского казачьего войска. В мае этого же года, приказом № 173 Атаман Колюбакин объявлял по войску об успешной сдаче экзаменов десятью казачками, прошедшими эти курсы. Всем слушательницам и педагогам объявлялась благодарность. Атаман выражал своё удовлетворение результатами первого в истории войска опыта курсовой подготовки сестёр милосердия и высказывал надежду на то, что подобные курсы и в других станицах войска будут иметь столь же отрадные результаты.
Надежды Атамана не были посрамлены. В июле 1904 года он издаёт приказ № 242 в котором объявляются результаты экзамена курсов в Имане при Иманском отделении войскового лазарета. Из 16-ти проходивших курсы девять казачек выдержали экзамен с отличными результатами, а 4 казачки и 2 казака с хорошими. Казачки сдавшие экзамен становились сёстрами милосердия, а казаки — учёными санитарами. При этом к экзамену была допущена одна казачка не обучавшаяся на иманских курсах. Она также успешна прошла испытание и получила удостоверение о выдержанном экзамене. Таким образом число выпускников сравнялось с числом изначально приступивших к обучению. Атаман Колюбакин в своём приказе назвал этот результат блестящим.


Четвёртый Батька казаков-уссурийцев пробыл с войском пожалуй самые тяжёлые годы его истории. Хозяйства уссурийских казаков к началу ХХ века только что выправились, после трудных лет переселения и обосновывания на новых землях. Казаки начинали выходить на достойный уровень жизни. И хотя экономическое положение уссурийцев начало улучшаться, времени прошло ещё не достаточно, чтобы ситуация изменилась коренным образом. А тут грянул сначала конфликт с Китаем, а за ним, буквально после года затишья — русско-японская война. Это свело на нет все достижения уссурийцев в области хозяйства и привело их к экономическому разорению. Правительство предпринимало ряд мер экономической поддержки казаков, что облегчило их положение и всё же это время в истории войска было очень непростым.
Почти перед самым окончанием русско-японской войны, когда уже всё шло к Портсмутскому миру, генерал-майор Колюбакин переводится на новое место службы и расстаётся с Уссурийским казачьим войском. Но не с казачеством.

Новой должностью бывшего Уссурийского Атамана становится военный губернатор Терской области и одновременно Наказной Атаман Терского казачьего войска. Как и на всех своих предыдущих местах службы в роли Терского Атамана генерал-майор Колюбакин проявил себя превосходно и через три года 2 апреля 1906 года за отличие он был произведён в чин генерал-лейтенанта.

Терское казачье войско Атаман Колюбакин возглавлял до 1908 года. С 29 ноября 1908 года генерал-лейтенант Колюбакин состоял при войсках Кавказского военного округа. 27 февраля 1916 года Алексей Михайлович вышел в резерв чинов при штабе того же округа, однако деятельная его натура не терпела бездействия и с 19 октября того же года он становится инспектором ополченческих частей Кавказской армии.

Умер бывший Уссурийский Атаман 13 мая 1917 года в города Тифлисе на Кавказе, а похоронен был в Екатеринодаре. Со своей супругой Надеждой Михайловной Скориковой, они родили и воспитали достойное потомство Сыновья Алексея Михайловича Владимир, Всеволод, Иван и Николай все стали офицерами. Помимо этого Алексей Михайлович взял на попечение своего младшего троюродного брата Бориса Сергеевича Колюбакина, которому стал как отец. Он дал брату прекрасное образование и воспитание. Сам Борис Сергеевич высоко ценил своего благодетеля. В одном из своих писем к нему он писал: «Я счастлив и счастием своим обязан Вам».


Алексей Михайлович Колюбакин был неравнодушным человеком. Ревностно относясь к службе, строя блестящую карьеру, прославившись в русско-турецкой и русско-японской войнах, он оставался в первую очередь человеком с открытым сердцем, искренне заботившимся о людях. В свою бытность Военным губернатором Приморской области и Наказным Атаманом УКВ он принял самое деятельное участие в эвакуации с захваченных японцами территорий острова Сахалин ссыльнопоселенцев. Видя равнодушное к ним отношение со стороны представителей российской администрации, он переживал сердцем за них и добивался успешного завершения их эпопеи, что говорит о нём как о человеке с большим сердцем.


Большее время своей службы Алексей Михайлович провёл на Кавказе. Его служба на Уссури заняла всего два с половиной года, но это был очень непростой период в истории войска и мы — уссурийские казаки благодарны Богу за то, что в это время нашим войсковым Атаманом был именно этот человек — боевой офицер с открытым сердцем и отзывчивой душой. Для нас он навсегда останется нашим Четвёртым Наказным Атаманом, войдя навека в анналы истории Уссурийского казачества. А в следующий раз мы расскажем о Пятом Наказном Атамане Уссурийского казачьего войска — генерал-лейтенанте Василии Егоровиче Флуге.

подхорунжий Пробатов Сергей Николаевич, атаман хуторского казачьего общества «Хутор Дьяченковский» города Хабаровска

Николай Михайлович Чичагов — третий Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска

генерал-лейтенант Чичагов Николай Михайлович — третий Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска

Кавалер Императорского ордена Святого равноапостольного князя Владимира трёх степеней, Императорского ордена Святой Анны трёх степеней, Императорского и Царского ордена Святого Станислава трёх степеней, кавалер восемнадцати иностранных орденов (из Швеции, Франции, Прусии, Бельгии, Дании, Румынии, Австрии, Италии, Нидерландов, Турции, Китая и даже Япония), Участник Русско-турецкой войны 1877-1878 годов, Китайского похода 1900-1901 годов и Русско-японской войны 1904-1905 годов, один из самых молодых генерал-майоров своего времени, уже через шесть лет ставший генерал-лейтенантом, человек, в благодарность которому были поставлены памятники за границей и на Родине, строитель православного храма в Харбине, родившийся в одной из самых богатых знатных семей России и завоевавший такой авторитет у казаков, что стал почётным казаком в одной из станиц, брат прославленного Церковью святого, военный атташе в ряде европейских держав, мудрый руководитель, боевой офицер и генерал, мужественный решительный и умный человек — все эти слова сказаны о третьем Наказном Атамане Уссурийского казачьего войска генерал-лейтенанте Чичагове Николае Михайловиче. О нём мы и поведём рассказ в нашей статье. Имя этого человека, приложившего немало усилий к становлению военного и экономического форпоста России на Дальнем Востоке, развития здесь науки, созданию разведки на берегах Тихого Океана, к сожалению, большинству обывателей практически не известно. А рассказать есть о чём.


Летом 1898 года второй Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска, пробывший на этом посту чуть больше года, переводится, в связи с угрожающей внешнеполитической обстановкой, на службу в неспокойный Китай. Блестящий боевой офицер генерал-майор Суботич Деан Иванович был направлен в Квантунскую область, где ему вскоре предстояло отличиться в боях. Место Уссурийского войскового Атамана временно оказалось вакантным. 4 января следующего года генерал-майор Чичагов Николай Михайлович назначается Наказным Атаманом Уссурийского казачьего войска и становится третьим Уссурийским Батькой. На этом посту Николаю Михайловичу предстояло послужить дольше своего предшественника, прославиться в боях при подавлении восстания ихэтуаней и прославить казаков-уссурийцев, находившихся в той военной кампании под его началом. Но обо всём по порядку.


Родился будущий третий Уссурийский Атаман 3 сентября 1852 года в столице Российской империи — городе Санкт-Петербурге в семье генерал-майора Михаила Никифоровича Чичагова и Марии Николаевны Чичаговой, дочери артиллерии генерал-лейтенанта Николая Акимовича Зварковского, участника Отечественной войны 1812 года. Мария Николаевна была известна как писательница и музыкант, кроме статей и корреспонденций в разных изданиях, она написала со слов Шамиля, его жен и детей, книгу «Шамиль на Кавказе и в России».


Древний дворянский род Чичаговых, восходящий к XVI веку, от выходцев из Костромского удельного княжества, подарил России немало славных сынов — генералов, адмиралов, историков, деятельных государевых служащих. Ему предстояло дать Церкви святого небесного заступника священномученика Серафима. Представители славного рода были известны Императрице Екатерине Великой. И вот теперь на свет появился тот, кому предстояло прославить свой род ещё и как Атаману Уссурийского казачьего войска. Крестили мальчика с именем Николай, в честь любимого на Руси святого — святителя Николая Чудотворца епископа Мир Ликийских.


Николай Михайлович получил всестороннее образование в самом престижном учебном заведении Российской империи – Пажеском корпусе Его императорского Величества, готовившем кадры для лейб-гвардии. В службу вступил 1 сентября 1869 года, а в июле следующего года был произведён в камер-пажи. В 1871 году окончил Пажеский корпус, был направлен из камер-пажей корнетом в лейб-гвардии Драгунский полк с прикомандированием к 1-й батарее лейб-гвардии Конно-артиллерийской бригады. Высочайшим приказом 11 августа 1871 года был произведён в прапорщики гвардии.


Служба молодого лейб-гвардейца складывалась успешно. В апреле 1875 года прапорщик гвардии Чичагов был получил чин подпоручика гвардии, а уже в августе того же года — поручика гвардии.


В сентябре этого года поручик гвардии Чичагов поступил в Николаевскую академию Генерального штаба. В марте 1877 года Николай Михайлович получил чин штабс-капитана гвардии. После окончания академии его чин был переименован в Генерального штаба капитан. В 1878 году Чичагов успешно окончил академию по второму разряду, после чего был причислен к Генеральному штабу и назначен в Кавказский военный округ. Однако, к месту службы Николай Михайлович не прибыл, так как отправился в штаб действующей армии. В то время шла знаменитая русско-турецкая война 1877-1878 годов, в которой Россия боролась за независимость угнетённых балканских народов. Двадцатишестилетний выпускник академии Генерального штаба становится участником этой войны.


С 1878 по 1881 годы Чичагов проходил службу в Гвардейской конно-артиллерийской бригаде. На следующий год по поступлении в бригаду, он занимает должность бригадного адъютанта в которой пребывает до ноября 1880 года. В этом году Николай Михайлович был причислен к Генеральному штабу, состоя в Главном штабе. 25 марта 1881 года Чичагов был переведен в Генеральный штаб и назначен на должность штаб-офицера для поручений при штабе Киевского военного округа.


В апреле 1881 года Генерального штаба капитан Чичагов производится в подполковники за отличие по службе. С ноября 1881 года подполковник Чичагов прикомандирован к Главному штабу для занятий в Ученом комитете. С мая 1882 по июнь 1885 года Николай Михайлович занимает должность младшего делопроизводителя канцелярии Военно-ученого комитета. Службу подполковник Чичагов нёс блестяще и уже в апреле 1884 года был произведён в полковники за отличие в службе. Внешне всегда безупречный, полковник Чичагов обладал такими внутренними качествами как мощная харизма, смелость, острая наблюдательность, стальная воля. Николай Михайлович в совершенстве владел несколькими языками.


Таланты успешного офицера не остались незамечены. На следующий год его отправляют с ответственной миссией за границу. Он становится военным атташе, то есть легальным разведчиком.


1 июля 1885 года полковника Чичагова назначают военным агентом в Бельгию, а 24 июля 1886 г. – ещё и в Нидерланды, оба поста занимал до 26 октября 1891. Впоследствии, навыки полученные на этой службе помогли Николаю Михайловичу организовать защиту интересов России на Дальнем Востоке, прикрыв его от разведывательной и диверсионной деятельности противника.


В октябре 1891 года полковник Чичагов возвращается на Родину. Его прикомандировывают к 4-му лейб-драгунскому Псковскому полку на должность командира дивизиона для практического изучения условий кавалерийской службы, а в ноябре 1892 года полковник Чичагов становится командиром 24-го драгунского Лубенского Его Императорского Высочества эрцгерцога Карла-Людвига полка, которым успешно командует до мая 1894.


6 мая 1894 года Николай Михайлович получает чин генерал-майора за отличие по службе. Он сравнялся в чинах с собственным отцом, став при этом одним из самых молодых генерал-майоров на тот момент. Первой его генеральской должностью стала — генерал для особых поручений при командующем войсками Одесского военного округа. Понятно, что для такого талантливого и амбициозного человека эта должность была лишь стартовой в его генеральской карьере. Уже 3 октября того же года генерал-майор Чичагов занимает должность помощника начальника штаба Одесского военного округа. Уже через три года Николаю Михайловичу предстояло самому стать начальником штаба военного округа, вот только располагался тот округ совсем не на Чёрном море. Генерал-майор Чичагов начинал тот путь, который привёл его на должность Атамана Уссурийских казаков и оставил в истории Уссурийского казачьего войска как третьего Уссурийского Атамана.


В июле 1997 года, генерал-майор Чичагов переводится на Дальний Восток, где становится начальником штаба Приамурского военного округа. Проведя полтора года в этой должности, Николай Михайлович отлично себя зарекомендовал, как впрочем и на всех предыдущих должностях. 4 января 1899 года он был назначен на должности военного губернатора Приморской области и Наказного Атамана Уссурийского казачьего войска. 13 мая 1899 года Атаман Чичагов прибыл во Владивосток и приступил к непосредственному исполнению своих обязанностей. Таким образом Николай Михайлович стал третьим в истории Батькой казакам-уссурийцам.


Интересно складывалась история преемства Уссурийских Атаманов — первый из них генерал-лейтенант Унтербергер Павел Фёдорович, стоявший у истоков формирования нового войска был строитель. Он заложил фундамент для будущей славы войска, проведя казаков-уссурийцев через все трудности роста к полноценному крепкому войску. Второй Наказной Уссурийский Атаман — генерал-майор Суботич Деан Иванович, в отличие от Павла Фёдоровича был боевым офицером, прошедшим воины, имеющим немалый боевой опыт. Ему выпало подготовить уссурийцев к предстоящим войнам. До этого уссурийские казаки имели лишь опыт пограничных стычек с разбойниками хунхузами. В крупных военных действиях они на тот момент ещё не участвовали. А вот непосредственно вести уссурийских казаков в бой пришлось уже третьему Наказному Уссурийскому Атаману, на тот момент генерал-майору, Чичагову Николаю Михайловичу. Произошло это во время так называемого Китайского похода 1900-1901 годов.


Но ещё до похода, осознавая трудную внешнеполитическую обстановку, вникая в проблемы охраны Российской границы, новоназначенный Наказной Уссурийский Атаман приложил максимум усилий для организации ее защиты. В этом деле он успешно совмещал приданные ему, как военному губернатору Приморской области силы: корпус пограничной стражи и казаков-уссурийцев, разрабатывая методику их взаимодействия и согласованность действий. Впоследствии это сыграло немаловажную роль при подавлении Ихэтуаньского (Боксерского) восстания в Китае, а позже и в ходе Русской-Японской войны. Ясно осознавая, что на сопредельной территории противник может проводить разведывательную и диверсионную деятельность, Атаман Чичагов разработал методики и правила охраны государственной границы. Эти методики актуальны и поныне. Николай Михайлович активно применял внезапные ночные маневры как подразделений пограничной стражи, так и формирований уссурийских казаков, проводя широкомасштабные учения.


А быть настороже Атаману Чичагову было от чего. Ещё в первый год Атаманства Николая Михайловича в империи Дай-Цин-Го (Китай) вспыхнуло Ихэтуаньское (Боксерское) восстание, организованное фракцией тоталитарной секты «Белый лотос». Кровавое это восстание продолжалось вплоть до 1901 года включительно. 23 июня 1900 г. китайцы-ихэтуани атаковали строителей КВЖД и приступили к разрушению железнодорожного полотна и станционных построек. Терпеть это Россия не могла и была вынуждена вмешаться в конфликт для защиты своих интересов на Дальнем Востоке. В этой военной кампании принимали участия разные рода войск Российской империи, в том числе и казачьи формирования. Казаки выставили 113 конных сотен и 24 пеших батальона. В июне–июле 1900 были оперативно сформированы Уссурийский и Амурский казачьи дивизионы, Амурский казачий полк, 2-й и 3-й Верхнеудинские полки, 2-й Читинский полк, 3-й, 4-й, 5-й, 6-й Забайкальские казачьи батальоны, 3-я и 4-я Забайкальские казачьи батареи, 4-й, 5-й, 6-й, 7-й, 8-й, 9-й Сибирские казачьи полки, 2-й и 3-й Семиреченские казачьи полки и другие казачьи части. Все они были сведены в Сибирскую и Туркестанскую конные и Забайкальскую пешую казачьи дивизии. Как следует из официального доклада военного министра Российской империи, на 1 октября 1900 года в Приамурском и Сибирском военных округах, в Квантунской и Семиреченской областях, а также на территории Китая находилось 126 батальонов, 118 эскадронов и сотен общей численностью 3,9 тысяч офицеров и 173 тысяч нижних чинов.


Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска генерал-майор Чичагов Николай Михайлович, привычный к боевым действиям, сформировал в городе Никольск отряд для похода в Китай из восточно-сибирских стрелков гарнизона Никольска и уссурийских казаков. Во главе этого отряда Атаман Чичагов участвовал во взятии Хунчуна (современный городской уезд Хуньчунь в составе Яньбянь-Корейского автономного округа провинции Гирин в Китае), при штурме которого отличилась 2-я сотня уссурийских казаков.
За дело под Хунчуном награждены Знаком отличия Военного ордена Святого Георгия 4-й степени урядники Федор Деревцов и Моисей Якимов, казаки Георгий Ушаков, Ефим Кошкин, Матвей Тузов, Егор Макеев.


В 1900 году Атаман Чичагов возглавлял один из отрядов, участвовавших в наведении порядка в городе Нингуте (Современный городской уезд Нинъань городского округа Муданцзян провинции Хэйлунцзян в Китае). Благодарные жители городка поставили Уссурийскому Атаману памятник: один у себя, а второй отправили во Владивосток (сегодня этот памятник можно увидеть у входа в здание международного выставочного центра музея имени Арсеньева).


31 января 1901 с формулировкой «за отличие против китайцев», Николаю Михайловичу Чичагову был присвоен чин генерал-лейтенанта.


В сентябре 1901 года для разгрома разбойничьих шаек и взятия Санчагоу Атаман Чичагов сформировал отряд в составе: 6-й нерчинской сотни, уссурийской льготной полусотни казаков Полтавской станицы и сотни дружинников железнодорожной охранной стражи. Командовал отрядом Председатель войскового правления Уссурийского казачьего войска полковник Копейкин Павел Самсонович. 11 сентября Санчагоу был взят, а остатки шаек казаки преследовали в течении еще трёх дней.


Во время этой войны в Уссурийском казачьем войске появились первые Георгиевские кавалеры. 24 уссурийских казака были удостоены Знаков отличия военного ордена Святого Георгия 4-й степени. Два уссурийских казака были награждены иностранными наградами, десять офицеров казачьего дивизиона удостоены орденов разной степени отличия.


Георгиевскими крестами были награждены: по второй сотне Уссурийского казачьего дивизиона — старший урядник Лукьян Разуваев, младшие урядники Афанасий Хоботов и Константин Макаров, приказный Иван Пятых, казаки Яков Блинов, Денис Верхотуров, Михаил Коренев. Во второй сотне, кроме этих наград, старший урядник Дербенев, младший урядник Макаров и казак Ушаков были награждены серебряными медалями “За спасение погибавших” на Владимирской ленте и денежной премией в размере 5 рублей. 18 сентября 1900 года они спасли трех стрелков 14-го стрелкового полка генерала-фельдмаршала Гурко, тонувших в реке Муданцзян.


В первой сотне Георгиевскими крестами были награждены казаки: Дмитрий Ветров, Павел Шевцов, Николай Терентьев. В третьей сотне наград удостоены вахмистры Михаил Кутенков, Самсон Сошников, урядники Михаил Овчинников, Иван Лопатин, приказный Петр Соснин, казаки Владимир Федоров, Афанасий Зимин, Петр Фомичев.


Два урядника казачьего дивизиона были награждены Прусскими медалями ордена “Красного орла”. Из офицеров дивизиона были награждены: Орденом Святой Анны 3-й степени есаул Куртаков, Орденом Святой Анны 4-й степени подъесаулы Мунгалов и Токмаков, сотники Шереметьев, Долинский, Соседов, Бирюков. Орденом Святого Станислава 2-й степени — советник войскового правления Уссурийского казачьего войска Савицкий, Святого Станислава 3-й степени — сотник Шереметьев, хорунжие Савицкий, Дмитриев, командир парохода “Атаман” Амурско-Уссурийской казачьей флотилии.


В течении трёх лет Николай Михайлович Чичагов возглавлял Уссурийское казачье войско являясь его Наказным Атаманом. 9 января 1903 года Родина призвала генерал-лейтенанта Чичагова на новое служение в пограничной страже: он был назначен начальником Особого Заамурского пограничного округа Отдельного корпуса пограничной стражи в городе Харбине. Атаманство Николай Михайлович оставил, но с Уссурийским казачьим войском остался до конца жизни. Он числился по Генеральному штабу и Уссурийскому казачьему войску. Являлся почётным казаком станицы Донской Уссурийского казачьего войска. Как опытный командир и умелый администратор он проделал огромную работу для совершенствования службы округа. Им при округе были организованы школы китайского и японского языков, а штаб округа издал несколько десятков топографических и статистических исследований и различных карт.


В 1904 году на Дальнем Востоке вновь разразилась гроза — началась трагическая Русско-японская война 1904–1905 годов. В этой войне генерал-лейтенант Чичагов также принял активное участие. Благодаря его знаниям, энергии и таланту японские разведчики и диверсанты во время войны не смогли нарушить границу и работу транспорта в Приморье и на КВЖД.
11 августа 1904 года генерал-лейтенанту Чичагову была объявлена Высочайшая благодарность – за успешную и энергичную деятельность по охране Восточно-Китайской железной дороги, благодаря чему могло успешно завершиться сосредоточение Маньчжурской армии.


После войны Николай Михайлович, как истинно верующий православный христианин проявил себя и как храмостроитель. Он принял деятельное участие в строительстве Иверской церкви в Харбине в 1907–1908 годах.


До конца своих дней генерал-лейтенант Чичагов Николай Михайлович оставался на службе. Он умер 17 ноября 1910 года в Москве, а похоронен был на Смоленском православном кладбище Санкт-Петербурга, в семейном склепе вместе с родителями генерал-майором Чичаговым Михаилом Никифоровичем и Марией Николаевной.


Он был одним из немногих отечественных офицеров того времени, награждённых более чем тридцатью наградами России, Франции, Бельгии, Голландии, Румынии, Австрии, Швеции, Италии, Турции, Японии и Китая. Среди них российские ордена: Св. Станислава 3-й ст. (1879), Св. Станислава 2-й ст. (1887), Св. Анны 2-й ст. (1890), Св. Владимира 4-й ст. (1894), Св. Владимира 3-й ст. (1896), Св. Станислава 1-й ст. (1899), Св. Анны 1-й ст. (1904), Св. Владимира 2-й ст. с мечами – за отличия в делах против японцев (4.03.1905); иностранные ордена: сербский орден Такова 4-й ст. (1879), кавалерский крест шведского ордена Олафа (1880), кавалерский крест французского ордена Почетного Легиона (1881), прусский орден Красного Орла 2-й ст. (1885), командорский крест бельгийского ордена Леопольда (1885), командорский крест французского ордена Почетного Легиона (1885), командорский крест датского ордена Данеброга (1885), румынский орден Звезды (1885), шведский орден Меча (1885), командорский крест австрийского ордена Железной Короны (1885), итальянский орден Короны (1885), нидерландский орден Льва (1893), командорский крест австрийского ордена Леопольда (1893), турецкий орден Османие (1895), турецкий орден Меджидие 2-й ст. (1898), прусский орден Короны 2-й ст. со звездой (1900), китайский орден Двойного Дракона 2-й ст. 2-го класса (1903), японский орден Священного Сокровища (1903).


Достойный сын своего Отечества, мужественный боевой офицер и генерал, талантливый человек, деятельный патриот и блистательный разведчик — все эти слова можно по праву адресовать генерал-лейтенанту Чичагову Николаю Михайловичу. А для нас — уссурийских казаков он навсегда останется в памяти как наш третий Батька. Имя его поистине вписано золотыми буквами в историю боевой славы Уссурийского казачьего войска. А в следующий раз мы расскажем о четвёртом Наказном Атамане Уссурийского казачьего войска генерал-майоре Алексее Михайловиче Колюбакине.


подхорунжий Пробатов Сергей Николаевич, атаман хуторского казачьего общества «Хутор Дьяченковский» города Хабаровска

Окружная святыня

Казачья народная святыня ОКОХК

Непростым выдался год 2020. Развернувшаяся пандемия внесла свои суровые коррективы практически во все планы казачьих обществ, честь мероприятий пришлось отменить. И всё же в утешение в это непростое время послал Господь казакам Окружного казачьего общества Хабаровского края знак особой Своей милости. Была обретена окружная святыня — Казанская икона Божией Матери.

Произошло это на юбилейном Круге ОКОХК 12 сентября 2020 года в городе Амурске. Промыслом Божьим в этом городе соединились два мероприятия о совместном проведении которых не было планов. Когда казаки Хабаровского края принялись съезжаться в Амурск, стало известно, что туда прибыл всемирный автомобильный Крестный ход «Святая Русь».

Инициатором крестного хода стало Магаданское общество инвалидов. Среди организаций, поддержавших это начинание, общество исторического просвещения «Двуглавый орёл». Группа православных магаданцев в 2017 году в патриотическом порыве приняла решение организовать автопробег в поддержку Донбасса в целях собрать гуманитарную помощь и, конечно, оказать православным братьям помощь молитвенную. Уже по ходу организации они поняли, что это должен быть именно автомобильный крестный ход.


Тогда к нему специально написали икону Казанской иконы Божией Матери. Иконография этой святыни совершенно необычная, что отличает её от всех ранее существовавших вариантов изображения Казанской иконы. В нижней части иконы изображён призыв священномученика Патриарха Ермогена к жителям России о спасении Отечества от иноземного пленения. На призыв святителя откликается народное ополчение во главе с гражданином Мининым и Князем Пожарским.

Среди закованных в доспехи ополченцев на иконе заметна и фигура казака. Эта деталь не случайна. Численность второго народного ополчения составляла около 7-8 тысяч человек. При том его основу составляли пешие и конные казачьи сотни, численностью около 4 тысяч человек и 1 000 стрельцов. Остальная часть войска формировалась из дворянского и крестьянского ополчения. Также отдельные силы представляли собою казаки князя Дмитрия Трубецкого. Их отряд в 2500 человек был остатком первого народного ополчения. Незадолго до битвы князья Трубецкой и Пожарский принесли взаимные присяги.

Икона написанная в 2017 году для автомобильного крестного хода своей композицией являем подлинный образ народного единства. Не даром в день церковного празднования Казанской иконы Божией Матери, отмечается в России государственный праздник — День Народного Единства.


Участники автомобильного крестного хода с этой иконой они добрались до Донбасса, а потом проехали по России до Петербурга, где познакомились с активистами общества исторического просвещения «Двуглавый орёл».
И уже в следующем, 2018 году они совместно организовали Царский крестный ход в память 100-летия убийства Царской семьи. Это был четырёхмесячный пеший крестный ход от Пскова до Екатеринбурга и, с другой стороны, встречный автомобильный от Магадана.


Наконец, в прошлом году автомобильный крестный ход «Святая Русь» обрёл нынешнее своё имя и формат. Этот третий Крестный ход был приурочен к началу подготовки празднования 600-летия явления Годеновского креста — деревянной святыни византийского происхождения, явленной на глухом болоте недалеко от Ростова Великого в 1423 году.


Побывав на месте явления этой святыни в монастыре Животворящего Креста Господня Шуйской епархии Ивановской митрополии, энтузиасты приняли участие в подготовке народного комитета по подготовке празднования этого юбилея. Явление Годеновского животворящего Креста стало видимым отражением передачи духовного значения от Византии (отколовшейся вскоре в унию) к России ставшей оплотом мирового православия. Уфимское отделение «Двуглавого орла» изготовило точную копию Годеновского Креста, а Магаданские энтузиасты взяли на себя основные заботы по организации Крестного хода.


В апреле 2019 года Крестный ход стартовал из Магадана. Частично он идёт как автомобильный, частично как пеший. На разных этапах объединяется с другими знаменитыми Крестными ходами. Например, с Великорецким, который участники Крестного хода «Святая Русь» прошли полностью, пронеся на плечах Годеновский крест. Потом, 11 июня, Крестный ход прибыл в Годеново, где находится первообраз Креста.


От Годеново крестоходцы прошли семь километров до места явления креста: собралось около 300 человек со всей России, после чего отправились по рубежам России через северную часть России – Вологда, Архангельск, Мурманск, Калининград, а потом – вся Белоруссия и Украина. И в дни празднования Крещения Руси Крестный ход «Святая Русь» был в Киеве, где присоединился к пешему Всеукраинскому крестному ходу.
А Украины вновь прошли Белорусь, после чего было решено расширить географию Крестного хода. Через Петербург поехали в Финляндию, а потом в Прибалтику, Польшу и так до Афона. В среднем, один день – одна страна: Латвия, Литва, Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Сербия В Сербии Крестный ход пробыл дольше, проехав всю страну. Дальше участники Крестного хода из Сербии через Македонию проехали до Греции, где сразу попали на Афон в русский Свято-Пантелеимонов монастырь, где пробыли три дня.

Из Афона, через Болгарию, Крестный ход попал в столицу Турции Стамбул (бывшую столицу Византии Константинополь). Там участники крестного хода попали в новый православный храм Московского Патриархата.

После Стамбула была Анталия, где формируется русская православная община. Местным русским дали священника, отца Георгия, и раз в месяц они стали собираться в арендованном помещении на литургию.

С отцом Георгием крестоходцы побывали в древних Мирах Ликийских (ныне – турецкий город Демре), в храме, в котором служил Святитель Николай Чудотворец.


В Алании Крестный ход тоже встретила местная русская община. местные православные помогли добраться до Кипра. Из Кипра вернулись в Турцию, откуда направились в Грузию, где побывали в Батуми, в Тбилиси, в монастыре Самтавро, где покоится преподобный Гавриил (Ургебадзе). А далее — опять через Турцию, всю Европу и Белорусь — назад в Россию, куда прибыли в конце октября.


Далее через Белгород, Орёл, Воронеж, опять побывали в Донбассе: Донецк, Луганск, а оттуда в Крым. В Севастополе командующий Черноморским флотом вице-адмирал Осипов дал участникам Крестного хода свой катер. На адмиральском катере крестоходцы прошли по Севастопольской бухте мимо всех кораблей, которые стояли на рейде. Побывали и на крейсере «Москва», там тоже был молебен, который совершил помощник командующего флотом по работе с верующими военнослужащими отец Александр.


Из Крыма Крестный ход двинулся на Северный Кавказ: от Адыгеи до Дагестана, до Махачкалы. Посетили адыгейский Михаило-Архангельский монастырь, основанном русскими монахами-афонитами и другие монастыри Северного Кавказа, которые были основаны афонскими монахами. Ну а дальше по республиканским столицам, по кафедральным соборам Грозного и Владикавказа.


Уже с Кавказа Крестный ход отправился в столицу России, в Москву – через Ставрополь, Астрахань, Элисту, Волгоград, Тамбов, Оптину пустынь. Побывали и в Твери. А 6 декабря в Храме Христа Спасителя участники Крестного хода приняли участие в заседании Бюро Всемирного Русского Народного Собора.
После этого Крестный ход «Святая Русь» отправился в начальную точку – Магадан. Потом – вновь Годеново, ровно через полгода, 11 декабря, крестоходцы пошли обратным крестным ходом: от места явления креста в Годеновский монастырь.

После Нового года, 2 января, крестоходцы въехали в Якутию и к Рождеству прибыли в Якутск. Оттуда отправились в Усть-Неру, это Оймяконский район, примерно тысяча километров от Якутска, примерно половина пути от Якутска до Магадана, полюс холода. Оттуда в Сусуман – второй по величине город Колымы, центра золотодобычи, а из Сусумана уже в Магадан.


2020 год Крестного хода «Святая Русь» посвящён Дальнему Востоку Обходя дальневосточные рубежи, узнали крестоходцы о собирающемся в города Амурске Большом Юбилейном Круге Окружного казачьего общества Хабаровского края. Было принято решение посетить Казачий Круг. Началась работа Круга с молебна у Годеновского Живосторящего Креста.


В ходе работы Круга, представитель Крестного хода Кухарь Василий Владимирович рассказал казакам о чтимой Казанской иконе Божией Матери с изображением священномученика Патриарха Гермогена и народного ополчения гражданина Минина и князя Пожарского, написанной в Уфе по заказу Магаданского отделения общества инвалидов. С этой иконой прошли крестным ходом от Магадана до Донбасса. В 2018 году икона участвовала в покаянном крестном ходе от Пскова до Екатеринбурга А в Екатеринбурге от Храма-на-Крови до Ганиной ямы. В 2019 году с иконой прошли крестным ходом по маршруту «Магадан-Владивосток-Калининград-Финляндия-Греция-Турция-Россия». С этой иконы была сделана типографская копия и теперь участники крестного хода решили преподнести эту копию в дар казакам ОКОХК.


Так у казаков Окружного казачьего общества Хабаровского края появилась своя чтимая святыня — Казанская икона Божией Матери.


Там же на Круге, заместитель Атамана ОКОХК по взаимодействию с Русской Православной Церковью подхорунжий Пробатов Сергей Николаевич предложил объявить среди казаков ОКОХК сбор денежных средств на создание киота для подаренной казакам ОКОХК святыни.


Атаман ОКОХК казачий полковник Колосов Игорь Евгеньевич вынес на голосование предложение облачить подаренную казакам ОКОХК Казанскую икону Божией Матери в киот. Предложение участниками Круга было принято единогласно.


По предложению Атамана, подхорунжему Пробатову было поручено определить стоимость изготовления киота у мастера, довести до Совета атаманов ОКОХК эту информацию, после чего в деле облачения иконы в киот должен поучаствовать каждый казак ОКОХК. Необходимую сумму было решено разделить поровну на весь списочный состав ОКОХК, дабы каждый казак Округа смог поучаствовать в создании этой подлинно народной казачьей святыни.


Дела у казаков не расходятся со словами. В ближайшее время после Круга был найден мастер. Им стал уникальный в нашем регионе специалист — Новосёлов Эдуард Викторович. Родом этот самородок из города Бикин. Многие храмы украшают его произведения. После определения стоимости работ, вышло, что с каждого из казаков ОКОХК требуется взнос размером 60 рублей. Сумма, конечно, чисто символическая. Но так — с мира по нитке, казаки смогли собрать Божией Матери на великолепный киот с ризой. Сбором средств руководили Атаманы первичных казачьих организаций ОКОХК, а общую сумму аккумулировал исполняющий обязанности Кошевого Атамана ОКОХК подъесаул Грибенюк Витольд Викторович.


26 октября 2020 года мастер закончил работу и выслал казакам фотографию обновлённой иконы. Великолепная латунная риза с эмалевыми вставками явилась подлинным украшением казачьей народной святыни, а благородный деревянный киот со стеклом надёжно принял в себя святой образ. Однако, передача иконы казакам произошла не в этот день. Дело в том, что мастер заболел и временно не мог принять делегацию.

Потянулись последние дни ожидания. Символично, что в казачьи руки икона попала накануне своего церковного празднования — Атаман ОКОХК казачий полковник И.Е. Колосов и Начальник Штаба ОКОХК подхорунжий С.Н. Пробатов забрали её 3 ноября как раз в том время, когда в храмах на центральных аналоях уже возлежали списки Казанской иконы Божией Матери, готовясь к праздничному Всенощному бдению.


История создания окружной народной казачьей иконы во многом напоминает создание другой уссурийской народной святыни — иконы святого преподобного Алексия Человека Божия. Ту икону также создавали на народные казачьи деньги для войскового Алексиевского собора в Хабаровске.

В архивах сохранились списки со станиц и посёлков УКВ, по которым до революции собирали средства казаки для этой иконы. Сам собор большевики в своё время разрушили, но икона преподобного Алексия, Божиим Промыслом была сохранена и теперь находится в Христорожденственском соборе в Хабаровске. Это — общая святыня всех казаков Уссурийского казачьего войска.

Ну а у казаков ОКОХК в этом году появилась и своя собственная народная святыня — Казанская икона Божией Матери, на украшение которой внесли свою лепту все казаки ОКОХК. Символично, что обретение этой окружной святыни произошло в трижды юбилейный год. В 2020 году отмечается 75 годовщина Победы в Великой Отечественной и Второй мировой войнах, исполняется ровно 30 лет с начала возрождения казачества в России и празднуется первый десятилетний юбилей Окружного казачьего общества Хабаровского края.

подхорунжий Пробатов Сергей Николаевич, Атаман Хуторского казачьего общества «Хутор Дьяченковский» города Хабаровска

Икона в день обретения на Круге ОКОХК
Обретение иконы ОКОХК
Кухарь Василий Владимирович передаёт икону Атаману
Атаман принимает икону

Деан Иванович Суботич — второй Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска

Атаман Суботич Д.И.

Летом 1897 года, следуя служебному долгу, временно покинул Дальний Восток первый Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска Павел Фёдорович Унтербергер. Первого Уссурийского Батьку назначили на пост Нижегородского губернатора. Долгих девять лет руководил он уссурийскими казаками, прожил с ними все трудности и горести, видел становление и развитие. Непросто было расставаться со ставшими родными сердцу Атамана уссурийцами. Уезжая, Павел Фёдорович не мог знать, что пройдут годы, и волею монаршей власти он будет вновь поставлен Наказным Атаманом на Дальнем Востоке, чтобы заботиться на этот раз не только об уссурийских казаках, но и об амурских. В 1905 году ему предстояло стать Наказным Атаманом Приамурских казачьих войск — Амурского и Уссурийского. Ну а сейчас дальняя дорога лежала от уссурийских земель на нижегородчину. Сменил Павла Фёдоровича на посту военного губернатора Приморской области и Наказного Атамана Уссурийского казачьего войска боевой офицер — генерал-майор Деан Иванович Суботич. Он стал вторым в истории Наказным Атаманом уссурийцев. Что интересно, судьба атаманства Деана Ивановича напоминает путь первого Наказного Атамана, разве что быть Атаманом ему довелось по срокам меньше. Судите сами — первое атаманство — уссурийское, затем — отъезд из Дальнего Востока, возвращение и принятие должности Наказного Атамана Приамурских казачьих войск. Да и закончил свои дни второй Наказной Атаман как и первый — за пределами России. Но, обо всё по порядку.

Родился будущий второй уссурийский Атаман в столице Австро-Венгерской империи Вене. 19 мая 1852 года в семье сербского поэта и политика доктора Йована Суботича появился на свет мальчик. Этому парню, сербу по крови, подданному австрийской короны по рождению, потомку сербских дворян издавна состоявших на службе Венгерского королевства и Австрийской империи, суждено было стать одним из славных сынов России, покрыть себя боевой славой во многих компаниях и навсегда войти в историю нашего Уссурийского казачьего войска.

Но всё это будет потом. А пока, мальчик поступает в австрийскую гимназию, чтобы получить начальное образование. Всего в гимназии было шесть лет обучения. Парень проявлял хорошие способности к учёбе, поэтому, по окончании шестилетней гимназии, для получения более качественного образования, он переезжает в Россию.

Здесь в 1867 году Деян Йованович Суботич (или как его стали называть здесь на русский манер Деан Иванович) поступает во 2-е военное Константиновское училище. В 1869 году, Деан Иванович оканчивает учёбу и производится в чин подпоручика, с зачислением по армейской пехоте и будучи прикомандированным к лейб-гвардейскому Гатчинскому полку. Служба в лейб-гвардии — стезя почётная. Не каждому выпадал такой шанс. Уже в следующем 1870 году Деан Иванович был зачислен в штат полка и 15 августа того же года произведен в прапорщики гвардии.

Любовь к военной науке ведёт молодого прапорщика гвардии к продолжению образования. В 1871 году он поступает в Николаевскую Академию Генерального Штаба. За время учёбы, Деан Иванович получает в 1873 году чин подпоручика гвардии. В следующем 1874 году подпоручик гвардии Суботич оканчивает Академию Генштаба по второму разряду и прикомандировывается к Кавказской гренадерской Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Николаевича артиллерийской бригаде, входившей в состав Кавказской гренадерской дивизии. В апреле 1875 года Деан Иванович был произведён в чин поручика и возвратился с Кавказа. Впереди молодого офицера ждало участие в первой боевой компании. Он, этнический серб, был командирован на родину предков. В то время Сербия вела войну с Турцией.  Прибыв в Сербию, Деан Иванович был назначен начальником походной канцелярии при начальнике главного штаба Тимокско-Моравской армии. Следует отметить, что главнокомандующим этой армией был русский генерал М. Г. Черняев. Россия помогала братьям сербам в борьбе за национальную независимость и поручик Суботич, серб по национальности, воспитанник российской Академии Генштаба был одним из посланцев этой помощи.

Не смотря на штабную должность, в этой командировке поручик Суботич лично участвует в целом ряде сражений с турками. Заслуги офицера не были обойдены вниманием командования — в феврале 1877 года он был произведен в чин штабс-капитана.

По возвращении из командировки в Российскую Империю, в марте 1877 года штабс-капитан Суботич был прикомандирован для поручений к штабу Киевского военного округа. Теперь его военный чин звучит как Генерального штаба капитан. Хорошая штабная должность, спокойная служба. Что ещё нужно человеку, вернувшемуся с войны? Но в Киеве Генерального штаба капитан Суботич прослужил недолго… Вскоре он снова отправляется на войну. Второй военной кампанией Суботича становится знаменитая Русско-турецкая война 1877—1878 годов. Во время войны он находился в распоряжении начальника военных сообщений действующей армии генерал-лейтенанта А. Р. Дрентельна. И снова сражения, опасности, лишения. Но мог ли Деан Иванович оставаться в стороне, когда решался вопрос о независимости балканских народов, в том числе и сербов?

Война закончена победоносно и Генерального штаба капитан Суботич возвращается в Россию. Здесь в апреле 1880 года он производится в чин подполковника, а уже через три года, за отличия в апреле 1883 года производится в чин полковника.

В сентябре 1885 года полковник Суботич назначается начальником штаба 15-й пехотной дивизии в Одессе. Через четыре года полковник Суботич переводится на Кавказ. С марта 1889 по январь 1893 года он служит в должности начальника штаба Кавказской гренадерской дивизии в городе Тифлисе. В январе 1893 года Деан Иванович становится командиром 152-го Владикавказского генерала Ермолова пехотного полка. На новом месте службы полковник Суботич проявляет блестяще себя, за что в марте 1894 года его производят в чин генерал-майора за отличия. В этом году начинается тот путь Деана Ивановича, который приведёт его по пост Наказного Атамана Уссурийского казачьего войска. Деана Ивановича направляют на службу на Дальний Восток.

Дальневосточная эпопея генерал-майора Суботича началась, как и многие другие страницы его биографии, со штабной работы. В марте 1894 года его назначают помощником начальника штаба Приамурского военного округа. Три года спустя, генерал-майор Суботич Деан Иванович заменяет генерал-лейтенанта Унтербергера Павла Фёдоровича на постах Военного Губернатора Приморской области и Наказного Атамана Уссурийского казачьего войска. Уссурийские казаки обрели своего второго войскового Батьку. Как и Павел Фёдорович, Деан Иванович с полной ответственностью отнёсся к своим атаманским обязанностям. Казачество было воспринято им не поверхностно. Будучи сам боевым офицером, Деан Иванович отдавал дань высокого уважения казачьему племени. Как и положено Атаману, Деан Иванович носил белую папаху. С присущей ему дотошностью и вниманием Атаман Суботич вникал в дела уссурийских казаков. Вот только быть Уссурийским Атаманом ему предстояло совсем недолго…

На Дальнем Востоке сгущались политические тучи. В 1899 году в империи Дай-Цин-Го (Китай) вспыхнуло Ихэтуаньское (Боксерское) восстание, организованное фракцией тоталитарной секты «Белый лотос». Кровавое это восстание продолжалось вплоть до 1901 года включительно. 23 июня 1900 г. китайцы-ихэтуани атаковали строителей КВЖД и приступили к разрушению железнодорожного полотна и станционных построек. Терпеть это Россия не могла. Генерал-майор Суботич, как опытный боевой офицер, был призван к ответственной деятельности по обороне Приморья и усмирению китайских волнений в Маньчжурии.

В августе 1898 года, Деану Ивановичу пришлось оставить пост Наказного Атамана Уссурийского казачьего войска — его направили в Китай на должность Начальника Квантунского полуострова и Командующего расположенными на нём войсками. Таким образом Деан Иванович становится не последним участником Китайского похода. Позже в сентябре 1899 года, он занимает должность Помощника Командующего войсками Квантунской области и одновременно с этой — должность начальника штаба войск этой области. В следующем 1900 году Деан Иванович назначается командиром Южно-Маньчжурского отряда. В качестве последнего командовал Мукденской операцией 1900 года, взявшей под российский контроль Южную Маньчжурию, до этого захваченную ихэтуанями. Столь блестящие военные заслуги не остались без внимания. В этом же году Деан Иванович за отличия в делах производится в генерал-лейтенанты.

В этом же году Деан Иванович становится Георгиевским кавалером. Он получает знак военного ордена Святого Георгия 4 степени. В представлении, описывающем основания для награждения сказано: «За искусное и энергичное руководство вверенным ему отрядом, действовавшим в Южной Манчжурии, разультатом чего было разбитие и рассеяние превосходных числом китайских войск и овладение второю столицею Китайской империи — Мукденом».

После завершения Китайского похода, генерал-лейтенант Суботич был уволен в отпуск «для лечения болезни в разные места Империи на 6 месяцев». Через полгода отпуска, Деан Иванович вновь на службе. На этот раз военная судьба забрасывает бывшего Уссурийского Атамана далеко от Дальнего Востока. В 1900 — 1902 годах он командует 2-м Туркестанским армейским корпусом и является начальником Закаспийской области.

Есть схожие черты в биографиях первого и второго Уссурийских Атаманов. Так и тому, и другому довелось вернуться на Дальний Восток и вновь стать Наказными Атаманами. И тот и другой, после того как побыл Наказным Атаманом Уссурийского казачьего войска, спустя некоторое время стал Наказным Атаманом Приамурских казачьих войск, то есть и Амурского, и Уссурийского казачьих войск. Правда на должность Приамурского Атамана Деан Иванович попал раньше Павла Фёдоровича. Если Унтербергер занял эту должность в ноябре 1905 года, то Суботич опередил его на три года.

02 ноября 1902 года (по старому стилю), генерал-лейтенант Суботич Деан Иванович был назначен Приамурским генерал-губернатором, Командующим войсками Приамурского военного округа и Наказным Атаманом Приамурских казачьих войск. И вновь атаманство Атамана Суботича на Дальнем Востоке стало недолгим. Фактически он пробыл здесь всего четыре месяца. Частая смена на посту генерал-губернатора объяснялась сложным периодом в истории Российской империи и Приамурья. Разгорался военный конфликт с Японией, переросший в 1904 г. в русско-японскую войну (1904-1905 гг.). Генерал-губернаторы, являющиеся одновременно командующими войсками Приамурского военного округа и наказными атаманами Приамурских казачьих войск, были вынуждены первоочередное внимание уделять командованию войсками и проведению оборонительных и мобилизационных мероприятий, гражданское управление отодвигалось на второй план.

Однако, и за столь непродолжительный период времени Атаман Суботич оставил по себе добрую память. В августе 1903 года Деан Иванович созвал IV съезд сведущих людей. По его итогам был издан объемный труд, в который вошли материалы открытых общих заседаний, собраний секций, доклады участников — «Труды IV Хабаровского съезда, созванного приамурским генерал-губернатором генерал-лейтенантом Д.И. Суботичем. Под редакцией секретаря съезда Н.В.Слюнина. Хабаровск, 1903».  

В конце 1903 года Деан Иванович становится членом Военного Совета Военного министерства Российской империи. Приамурское Атаманство осталось для Деана Ивановича в прошлом, но жизнь его оказалась всё же связанной с казачеством. На этот раз ему предстояло стать Наказным Атаманом Семиреченских казаков. С ноября 1905 года генерал-лейтенант Суботич назначается Командующим войсками Туркестанского военного округа, Туркестанским генерал-губернатором, а также был войсковым Наказным Атаманом Семиреченского казачьего войска.

К сожалению, успешной карьере Деана Ивановича пришёл конец. В 1906 году он был обвинён в либерализме и был вынужден уйти в отставку. В отставке, пребывая в Ревеле, Деан Иванович не забывал Дальний Восток, где ему довелось послужить. В 1908 году, он издаёт в Ревеле работу: «Задачи России на Дальнем Востоке».

После революции, в 1918 году этнический серб Деан Иванович Суботич стал почетным консулом Сербии в Ялте. На этой должности он эффективно обеспечивал эмиграцию беженцев из России на Балканы, помогая спасающимся от красного террора. Через два года Деан Иванович и сам был вынужден эмигрировать. Увы, ужасы революции и Гражданской войны не прошли для него даром. Скончался Суботич от сердечного приступа в Загребе, в 1920 году: вскоре по прибытии туда в качестве сербского реэмигранта — и, одновременно, эмигранта из Советской России.

Удивительна судьба этого мужественного и ответственного человека — родился в Австро-Венгрии, выбрал Российское подданство, послужил и в помощь родной Сербии, потрудился на Дальнем Востоке, прошёл несколько войн, а умер в эмиграции от сердечного приступа. Событий его недолгой жизни хватило бы на множество других жизней. Для нас же — уссурийских казаков этот человек навсегда останется нашим вторым войсковым Наказным Атаманом, а потому его имя навеки вписано в историю славного Уссурийского казачьего войска. А в следующий раз мы расскажем о третьем Наказном Атамане Уссурийского казачьего войска генерал-лейтенанте Николае Михайловиче Чичагове.

подхорунжий Пробатов Сергей Николаевич, атаман хуторского казачьего общества «Хутор Дьяченковский» города Хабаровска

Павел Фёдорович Унтербергер — первый Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска

Атаман Унтербергер П.Ф.

Ровно 178 лет назад – 21 августа 1842 года в семье ветеринара в городе Симбирске родился тот, кому было суждено стать первым Наказным Атаманом Уссурийского казачьего войска.

Младенца нарекли Павел-Симон. Хотя его отец и был дворянином, семья не имела знатного происхождения. Дед будущего уссурийского атамана был каретных дел мастером из Риги. Его сын – Фридрих Семёнович Унтербергер стал в России одним из зачинателей ветеринарного дела. Немало потрудившись на этой благородной стезе, Фридрих Семёнович заслужил дворянство. Впоследствии, в 1849 году, Фридрих Семёнович с семьёй и сыном Павлом-Симоном переехал в Дерпт, где становится профессором Дерптского университета.

Павел-Симон окончил классическую гимназию и в 1860 году поступает в Николаевское инженерное училище, которое заканчивает через два года в чине подпоручика. Павел-Симон стал известен как Павел Фридрихович, или Симон Фридрихович, также распространено его русифицированное именование – Павел Фёдорович.

По окончании инженерного училища, Павел Фёдорович поступает в Николаевскую инженерную академию, которую заканчивает по первому разряду в чине штабс-капитана в 1868 году. Учился Павел Фёдорович блестяще. Неудивительно, что по окончании учёбы, после командировки в Европу, его оставили при родной академии для преподавательской и научной работы. Казалось бы сына профессора Унтербергера ждёт стезя учёного, благородная кабинетная деятельность и преподавание на кафедре. Но молодому офицеру предстояло пройти совсем иной путь.

В 1870 году Павел Фёдорович Унтербергер, получивший к тому времени чин капитана был откомандирован в Туркестан для участия в военной кампании. Командировка продлилась в течении года и навсегда поменяла интересы молодого Унтербергера. По возвращении из Туркестана, он осознал, что размеренная и тихая академическая карьера больше не пленяет его. Павел Фёдорович почувствовал вкус к романтике освоения новых территорий. Оставив академию, Павел Фёдорович направляется в Восточную Сибирь.

С 1875 по 1877 года будущий первый Уссурийский Атаман служит в чине подполковника в Иркутске в должности штабс-офицера для особых поручений при окружном инженерном управлении Восточно-Сибирского военного округа. Романтики на новом месте службы хватает. Перед Павлом Фёдоровичем простирается бескрайний фронт задач. Предстоят строительные работы в малоосвоенных местностях Дальнего Востока. Здесь Унтербергер ведёт большую исследовательскую деятельность, изучая военную географию территорий, входящих в Восточно-Сибирское губернаторство.

Но не только в мирных условиях приходится работать штабс-офицеру для особых поручений. Вскоре в соседней Монголии вспыхнуло восстание. В сложившейся ситуации, Павел Фёдорович был откомандирован в Ургу для постройки оборонительных сооружений в русском посольстве. По окончании этой миссии Унтербергер, преодолевая трудности, проследовал с исследовательскими целями (как специалист по военной географии) через Монголию и пустыню Гоби, посетил Пекин, Тяньцзинь, Шанхай, Гонконг и Японию.

Одной из целей путешествия был найм 134 рабочих в Китае для строительства в районе военного поста Хабаровка. По условиям контракта рабочие нанимались на 2 года.

С 1877 по 1878 годы Павел Фёдорович трудится в должности председателя Иркутской временной военно-тюремной комиссии. В апреле 1878 года его производят в полковники и назначают заведующим инженерной частью Восточно-Сибирского военного округа. Здесь он занимается фортификацией Николаевска и в особенности Владивостока, где инициирует значительный по масштабу план строительства Владивостокской крепости. Уже в следующем 1879 году, полковник Унтербергер вновь посещает Владивосток и завершает разработку плана размещения вокруг него оборонительных сооружений и составление их проектов. Но главное дело жизни Павла Фёдоровича ещё впереди. 1 октября 1888 года его назначают военным губернатором Приморской области.

Генерал-лейтенант Павел Фёдорович Унтербергер — первый Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска

26 июня 1889 г. было утверждено Положение об Уссурийском казачьем войске. Уссурийские казаки, входившие до этого в состав Амурского казачьего войска, становятся самым молодым казачьим войском Российской империи.  В Приморской области образовывался округ Уссурийского войска. Временное управление войском поначалу велось из Благовещенска, а затем – из Владивостока. Наказным Атаманом стал губернатор Приморской области генерал-лейтенант Унтербергер. В 1898 г. было создано Войсковое правление. Павел Фёдорович ощущал себя подлинным Батькой своих казаков, вникая в их трудности и дела. Сохранились фотографии, на которых Уссурийский Атаман запечатлён в казачьей справе с папахой на голове.

Старшинство войска определил Указ Государя Императора Николая II от 26 августа 1913 г. Согласно указу этой датой стало 20 августа 1655 г. – дата на грамоте царя Алексея Михайловича Енисейскому воеводе Акинфову «о снабжении всем необходимым ратных людей, посылаемых на службу в Даурию…».

В 1890-е гг. на Дальний Восток началось переселение казаков, вызванное необходимостью общего увеличения численности казачества в регионе и охраны земель вдоль будущего Транссиба. Оно продолжалось до начала XX в.

В суровых условиях приходилось уссурийским казакам осваивать новые земли.

Перед казаками стояли не только задачи по освоению тайги, строительства станиц, налаживания хозяйства. Главным было выполнение воинской повинности: охрана границы, обеспечение почтовой связи, устройство дорог для военных целей, содержание их в исправности, сопровождение казенных служащих и ссыльных. Только лишь за один 1869 год на территории войсковых земель по Уссури было построено 46 мостов, 1 переправа, исправлено 79 верст дорог. В суровых условиях приходилось уссурийским казакам осваивать новые земли. Нередко к казачьим поселениям выходили дикие тигры, с которыми приходилось принимать бой.

Нередко к казачьим поселениям выходили дикие тигры, с которыми приходилось принимать бой.
На фото — уссурийские казаки с поверженным тигром

Павел Федорович Унтербергер, первый Наказной Атаман Уссурийского казачьего войска, по достоинству оценил труды уссурийских казаков. Он писал: «Уссурийский казак, не щадя здоровья и жизни, — так многие из них сошли преждевременно в могилу – с честью и славою вынес на своих плечах колонизацию пустынной реки Уссури и тем оправдал надежды, возложенные на него графом Муравьевым-Амурским».

Павел Федорович также отмечал способности уссурийских казаков к самоорганизации и отличную приспособленность для существования в тайге. В конце 1870-х годов, когда произошло обострение отношений России с Великобританией и Китаем, азиатский сосед усилил свои позиции на границе с Южно-Уссурийским краем. Была объявлена мобилизация у границы с Китаем, в том числе и для казачьих частей. Казаки с реки Уссури, входившие ещё в то время в состав Амурского казачьего войска, при плохой еще освоенности Южно-Уссурийского края, при отсутствии дорог и маршрутов должны были самостоятельно выйти к Тихому океану, к заливу Посьет.

Уссурийский казак

Зимой, поодиночке и группами, казаки со своими винтовками и небогатыми съестными припасами проделали путь в полтысячи верст от мест, где сегодня находится построенный в советское время город Лесозаводск до поста Новгородский в заливе Посьет. Через два месяца подготовки к военным действиям казаки являли хорошо организованную в строевом и хозяйственном отношении боеготовую часть.

П.Ф. Унтербергер писал об этом: «Приобретенные за время 15-летней жизни на Уссури привычка и опытность бороться с суровыми условиями жизни и нужды и сноровка считаться в неприглядной тайге с опасностями разного рода, успели выработать в уссурийских казаках стойкость, смекалку и энергию в преодолении всяких препятствий, почему они и вышли победителями из этого испытания…».

Уссурийский казак конвоирует пойманного хунхуза — китайского разбойника

Павел Фёдорович Унтербергер провёл в должности военного губернатора Приморской области почти 9 лет. За это время при его участии или с его ведома были построены Уссурийская железная дорога, порт, плавучий и береговой доки, множество жилых и служебных зданий, введены в строй медицинские и учебные заведения, получила развитие торговля, установлены рейсы судов по приморскому побережью, открыты мореходные классы, обнаружены большие запасы угля в Сучане и начата его добыча, основано множество населенных пунктов на территории Приморья.

В 1897 Павел Фёдорович Унтербергер был назначен Нижегородским губернатором и временно покинул Дальний Восток. В сердцах уссурийских казаков первый войсковой Батька оставил добрую память. Да и не только казаков.  Когда в мае 1897 года П. Ф. Унтербергер сдавал свои дела военного губернатора Приморской области генералу Д. И. Суботичу, городская дума, отмечая заслуги перед городом, избрала его почётным гражданином Владивостока.

В должности Нижегородского губернатора П. Ф. Унтербергер пробыл до начала ноября 1905 года. За несколько дней до окончания губернаторства он был произведен в сенаторы.

А вскоре, Павлу Фёдоровичу вновь предстояло стать Атаманом. На этот раз не только над уссурийцами. 8 ноября 1905 года генерал-лейтенант П. Ф. Унтербергер был назначен командующим войсками Приамурского военного округа и войсковым Наказным Атаманом приамурских казачьих войск, а через 10 дней — Приамурским генерал-губернатором. В качестве генерал-губернатора он приложил усилия для развития и заселения региона. При его участии были введены в строй новые учебные и медицинские учреждения, в том числе сельские, начата разработка полиметаллических руд в Тетюхе, введён рыбнадзор, выделены из состава и областного управления Приморской области Камчатка и Командорские острова, основаны новые селения. Павел Фёдорович активно содействовал деятельности Валерия Клавдиевича Арсеньева.

Во внешнеполитических вопросах Павел Фёдорович придерживался консервативных позиций. Он крайне настороженно относился к Японской империи, несмотря на российско-японское сближение после русско-японской войны и подписание целого ряда двусторонних соглашений общеполитического и экономического характера. Наказной Атаман приамурских казачьих войск был известен как систематический противник миграции корейцев на российский Дальний Восток.

Павел Фёдорович завершил повторную службу на Дальнем Востоке 6 декабря 1910 года в возрасте 68 лет. Он сдал дела шталмейстеру Н. Л. Гондатти и убыл в Петербург, где был назначен 6 декабря 1910 членом Государственного совета. По материалам собранным во время службы на Дальнем Востоке, первый Уссурийский Атаман издал в 1912 году книгу «Приамурский край. 1906—1910 гг.»

После революции Павел Фёдорович был вынужден уехать в Германию к жене, дочери Марии и её мужу. В Германии он стал управляющим в замке Ремплин, где и скончался в возрасте 78 лет. Память о первом Наказном Атамане останется в сердцах уссурийских казаков навсегда как о деятельном, по отечески заботливом командире, настоящем патриоте и просто Батьке. А в следующий раз мы расскажем о втором Наказном Атамане Уссурийского казачьего войска генерал-лейтенанте Деане Ивановиче Суботиче.

подхорунжий Пробатов Сергей Николаевич, атаман хуторского казачьего общества «Хутор Дьяченковский» города Хабаровска

 

Казаки в Великую Отечественную войну

войсковой старшина Плотников Иван Павлович — живая легенда Уссурийского казачьего войска. Старейший уссурийский казак, ветеран Великой Отечественной и Советско-Японской войн

9 мая наша Родина торжественно отмечает День Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Не все знают, что в той войне немалую роль сыграли Казаки.


Сегодня мы вспомним наших героических предков-Казаков, внесших свой вклад в Великую Победу.

После прихода к власти большевиков в России началась Гражданская война.
Ленинская гвардия большевиков видела в Казаках угрозу своему режиму, поэтому 24 января 1919 года была принята Директива о расказачивании.
Казаки запрещались, уничтожались физически, был введён запрет на Казачью форму одежды, конфискованы земли.

расстрел казаков большевиками

К середине 30-х годов ситуация в партии поменялась. В результате внутрипартийной борьбы к власти пришли государственноориентированные силы.


В 1936 году, в связи с усилением военной угрозы со стороны Германии, советское правительство предприняло для укрепления обороноспособности страны ряд мер по возрождению Казачьей воинской традиции.

20 апреля 1936 года Центральный Исполнительный Комитет СССР принял
постановление об отмене ограничений в отношении службы Казаков в РККА.

Казакам разрешили носить Казачью форму и награды Царской Армии, вместе с советскими наградами.

Некоторые кавалерийские части РККА были переименованы в Казачьи. На Дону и Северном Кавказе стали создаваться территориальные Казачьи кавалерийские дивизии.

Это решение было горячо поддержано Казаками. Так, в газете «Красная звезда» 24 апреля 1936 года было опубликовано письмо Донского Казачества:

«Пусть только кликнут клич наши Маршалы Ворошилов и Будённый, соколами слетимся мы на защиту нашей Родины… Кони Казачьи в добром теле, клинки остры, донские колхозные Казаки готовы грудью драться за Советскую Родину».

В 1936 году была утверждена парадная Казачья справа. В этой справе, впоследствии Казаки участвовали в Параде Победы 1945 года.

В том же 1936 году планировалось первое участие Казаков в параде 1 мая, но
троцкистская оппозиция была ещё не до конца ликвидирована, у власти ещё
оставались те, кто участвовал в расказачивании и геноциде Казаков, а потому
впервые Казаки появились на параде 1 мая в 1937 году.

Казаки на параде 1 мая в 1937 году

В феврале 1937 года в Северо-Кавказском военном округе была сформирована
Сводная кавалерийская дивизия в составе Донского, Кубанского, Терско-
Ставропольского Казачьих полков и полка горцев. Именно эта дивизия участвовала в параде на Красной площади в Москве 1 мая 1937 года.

Нападение Германии


22 июня 1941 года без объявления войны фашистская Германия напала на нашу Родину. Как истинные патриоты, Казаки в первых рядах стали записываться на фронт добровольцами.

Запись в добровольцы

24 июня 1941 года станица Вешенская провожала своих Казаков на фронт. С
напутственным словом к добровольцам обратился Казачий писатель Михаил
Шолохов:

«Мы уверены, что вы продолжите славные боевые традиции и будете бить врага, как ваши предки били Наполеона, как ваши отцы били германские кайзеровские войска!»

В ополчение Казаки записывались вместе со своими сыновьями, брали с собой своих коней и вооружение. И стар, и млад шли в ополчение.

В станице Урюпинской 62-х летний Казак Н.Ф.Копцов сказал на митинге:

«Мои старые раны горят, но ещё сильнее горит моё сердце. Я рубил немцев в 1914 году, рубил их в Гражданскую войну, когда они, как шакалы, напали на нашу Родину.
Казака не старят годы, я ещё могу пополам разрубить фашиста. К оружию, станичники! Я первый вступаю в ряды ополчения!»

52-х летний Казак Константин Иосифович Недорубов самостоятельно сформировал кавалерийский эскадрон, куда вошёл и его 17-ти летний сын Николай.

62-х летний П.С.Куркин привёл в ополчение из станицы Нижне-Чирской более 40 всадников. И таких примеров было множество!


4 июля 1941 года Ставка Главного Командования приняла решение о формировании Казачьих кавалерийских дивизий лёгкого типа в составе трёх полков.

В июле начали формироваться 2 донские и 2 кубанские добровольческие Казачьи кавалерийские дивизии, впоследствии составившие основу 17-го кавалерийского корпуса Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

Терские Казаки в декабре 1941 года начали формировать свою добровольческую Казачью дивизию. В феврале 1942 года первый сформированный на Ставрополье кавалерийский Казачий полк был отправлен на Западный фронт.

Но не только добровольческими были Казачьи полки. Ещё до войны было
сформировано несколько кадровых Казачьих соединений. В числе других родов войск они приняли на себя удар врага ещё в первые минуты войны. Первым таким соединением стала 6-я Чонгарская Кубанско-Терская Казачья кавалерийская дивизия им. Будённого.

В 3 часа ночи 22 июня дивизия была поднята по тревоге и вступила в бой с
превосходящими силами противника. Пытаясь сдержать наступающие войска на широком фронте обороны, подвергаясь массированным ударам с воздуха, дивизия понесла большие потери, была вынуждена отступить и попала в окружение.

Тем не менее 94-й Кубанский Казачий полк, входящий в состав дивизии, прорвался со знаменем дивизии и вышел из окружения в районе Орши.

5-я Ставропольская Казачья кавалерийская дивизия им. М.Ф.Блинова 22 и июня располагалась в 150 километрах от границы. Через три дня комдив полковник Баранов получил приказ занять оборону протяжённостью 20 километров на Кишинёвском направлении с целью не допустить переправу противника через реку Прут.

На некоторых участках обороны Казакам удалось на время отбросить противника на западный берег. 1 июля, после ожесточённых боёв, дивизия была выведена в армейский резерв.


Герои-Доваторцы

Лев Доватор


В конце июля 1941 года 50-я кавалерийская дивизия полковника Плиева и 53-я кавалерийская дивизия комбрига Мельника, сформированная из Казаков-призывников и Казаков-добровольцев кубанских и ставропольских станиц, объединённые в одну кавалерийскую группу под командованием Льва Доватора, приняли участие в Смоленском сражении.

Казачьей кавалерийской группе Доватора была поставлена задача – нанести удар по тылам противника, чтобы не дать услились ему свою ельнинскую группировку, против которой готовился контрудар.

Рейд конницы Льва Доватора по тылам противника


Доваторцы проникли вглубь тылов противника на 100 километров. Был учинён такой разгром, что у немцев возникла паника.

Было уничтожено 3000 немецких солдат и офицеров, значительное количество
техники, разгромлено несколько полковых и батальонных штабов, взорвано 5 складов с боеприпасами, выведено 500 наших бойцов из окружения. Гитлеровское командование оценило голову Доватора в 100 000 рублей – огромные деньги по тем временам.

Среди немцев ходили панические слухи, что доваторцев 100 000 человек. Чтобы успокоить своих бойцов, немецкое командование объявило, что их 18 000. А на самом деле героев-доваторцев было всего 3000.

Для пополнения, Доватор попросил себе Казаков Кубани и Терека – 500 всадников-добровольцев.

Казаки против танков

20 октября состоялся героический бой 179-го кавполка подполковника Лободина. Против Казаков фашисты бросили 7 танковых атак. У нацистов в том бою было 70 танков, десятки бронемашин, 50 мотоциклов и пехотный полк.

Шесть атак Казаки геройски отбили. Герои уничтожили 17 танков, 10 бронемашин и около 200 гитлеровцев.

В седьмую атаку пошли 50 фашистских танков. Немцы окружили командный пункт. Подполковник Лободин лично уничтожил из пулемёта 20 фашистов. Когда патроны кончились, герой выбежал из горящего дома, убил из пистолета несколько гитлеровцев и с поднятой шашкой бросился на врага. Немцы изрубили его, а тело сожгли.

5 мая 1942 года подполковнику Лободину посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

В битве под Москвой Казачьи дивизии показывали массовый героизм.

Эскадрон 37-го полка Казачьей группы Доватора под командованием лейтенанта Владимира Красильникова вёл неравный бой с наступающими танками и пехотой врага. За два часа Казаки отбили три атаки, уничтожили пять танков и около ста солдат. Из всего Казачьего эскадрона (128 всадников) в живых осталось всего семь Казаков.

В 1942 году, после разгрома немецко-фашистских войск под Москвой, РККА потерпела ряд серьёзных поражений на Харьковском направлении. Были оставлены Крым, Севастополь. Немцы оккупировали территорию Северного Кавказа. Они подбирались к бакинской нефти.

К бакинской нефти

Герои-Кубанцы

В начале 1942 года добровольческие Казачьи дивизии были зачислены в кадровый резерв вооружённых сил и поставлены на полное государственное обеспечение. Ставка Верховного Главнокомандующего приняла решение о сведении кавалерийских дивизий в корпуса.

Белов


В январе 1942 года 2-й кавалерийский корпус Белова (28 тысяч всадников) провели масштабный рейд по тылам противника. Несколько месяцев Казаки разрушали коммуникации, освобождали населённые пункты и в итоге – оттянули на себя значительные силы противника.


В 1942-1943 годах в битве за Кавказ особую стойкость, храбрость и героизм проявили Казаки сформированного в начале 1942 года 17-го Казачьего кавалерийского корпуса генерала Кириченко.

Казаки Кириченко на марше

Летом 1942 года на Кубани 17-й корпус Кириченко ведёт тяжёлые оборонительные бои против превосходящих сил противника. Немцами активно применяются танки и авиация. В этих тяжёлых условиях, Казакам удалось задержать продвижение фашистских войск в направлении Краснодара.

Казаки Кириченко в атаке

Особенно они отличились у станиц Кущевская и Шкуринская, когда в ходе конной контратаки нанесли поражение противнику, уничтожив 1800 и пленив 300 солдат и офицеров врага, захватив 18 орудий, 25 миномётов и много другой техники.


2 августа 1942 года состоялся бой у станицы Кущевской. Эскадрон 52-х летнего
донского Казака Константина Иосифовича Недорубова в рукопашной схватке
уничтожил свыше 200 солдат противника. Из них 70 зарубил лично Недорубов.

Константин Иосифович Недорубов

18-ти летний сын Константина Иосифовича Николай Недорубов с 9 Казаками
прикрывал отход эскадрона на новые позиции. В ходе боя они попали под
интенсивный миномётный обстрел и почти все погибли. Раненых добивали румынские солдаты. Юный Николай Недорубов был столь сильно изрешечён осколками, что его сочли погибшим и не стали добивать.

После боя женщины-Казачки пришли хоронить павших. Землячка Николая
обнаружила, что юный Казак ещё жив, она забрала его домой и выходила.

За этот бой Константин Иосифович Недорубов был награждён орденом Красного Знамени, а его сын Николай – орденом Красной Звезды.

За мужество и героизм, проявленные в боях летом-осенью 1942 года Константин Иосифович Недорубов был удостоен звания Герой Советского Союза.


Немецкий солдат Альфред Курц, убитый под станицей Шкуринской, писал домой: «Всё, что я слышал о Казаках времён войны 1914 года, бледнеет перед теми ужасами, которые мы испытываем при встрече с Казаками теперь. Одно воспоминание о Казачьей атаке повергает в ужас и заставляет дрожать. По ночам я галлюцинирую Казаками. Казаки — это какой-то вихрь, который сметает на своём пути все препятствия и преграды. Мы боимся Казаков как возмездия Всевышнего».

За успешные бои на Кубани в августе 1942 года корпусу Кириченко присваивается звание Гвардейского и он преобразовывается в 4-й гвардейский Кубанский Казачий кавалерийский корпус.

Казаки Кириченко на отдыхе

Конно-механизированные группы – Казачьи войска нового поколения.

1943 стал годом коренного перелома в Великой Отечественной войне. Рабоче-
Крестьянская Красная Армия приступила к проведению масштабных наступательных операций по всем фронтам. В них участвовало 22 дивизии. К этому времени относятся такие грандиозные героические страницы войны как Сталинградский котёл и битва на Курской дуге.

Казачьи кавалерийские соединения принимают участие в освобождении Северного Кавказа и Украины. Однако, время конницы подходит к концу. Главную роль в войне играет техника.

С целью усиления боевой мощи кавалерийских соединений, в 1943 году было принято решение объединить конницу с танковым частями и другими механизированными подразделениями Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Так были созданы конно-механизированные группы.

В январе 1943 года 4-й Кубанский и 5-й Донской Казачьи кавалерийские корпуса, усиленные танками и объединённые в конно-механизированную группу под командованием генерал-лейтенанта Николая Яковлевича Кириченко прорвали немецкую оборону и приступили к освобождению Ставрополья, Кубани и Дона.

11 января освобождены Пятигорск, Железноводск, Кисловодск, Будённовск и многие другие населённые пункты. В числе отличившихся – Казачьи кавалерийские соединения генералов Кириченко и Селиванова.
21 января – освобождены Ставрополь, населённые пункты Безопасное, Донское, Труновское.

В феврале 1943 года Казачьи дивизии продвигаются с боями к Ростову-на-Дону, освобождают родные хутора и станицы.

Вот лишь один из эпизодов боёв под Ростовом-на-Дону:

Батарея истребительно-противотанкового полка 4-го Гвардейского Кубанского
кавалерийского корпуса выдвинулась на позиции. Всадники спускались под уклон. Лошади пошли рысью. Внезапно, из балки показались немецкие танки.
Командир старший лейтенант Песков командует: «Галопом вперёд! Приготовиться к бою!» Батарея быстро развернулась и на расстоянии 150-ти метров подбила 4 тяжёлых немецких танка. Остальные танки ретировались.

На боевом счету батареи Пескова было 16 танков, 3 артиллерийских батареи, 3
бронемашины и 1570 солдат и офицеров противника.

Указом Президиума Верховного Совета СССР старший лейтенант Песков удостоился звания Героя Советского Союза.

Легендарные пластуны -Сталинские головорезы

Легендарные пластуны -Сталинские головорезы

В 1943 году Краснодарский райком ВКП (б) и Крайисполком обратились в ЦК ВКП(б) и Ставку Верховного Главнокомандующего с просьбой о формировании из Кубанского Казачества добровольной пластунской дивизии.

Пластуны издревле славились как превосходные воины – Казачий спецназ. По сути именно пластуны стали прообразом всех современных войск специального назначения.

Просьбу одобрили и осенью 1943 года дивизия была полностью сформирована.

Перед отправкой на фронт её командира – полковника Петра Ивановича
Метальникова вызвали в Ставку к Сталину. Пластунам разрешили носить старинную пластунскую форму, а самого Метальникова Сталин там же произвёл в генерал-майоры.

Таким образом была сформирована 9-я Краснодарская пластунская стрелковая
дивизия. В основном она состояла из Кубанских Казаков.

В 1944-45 годах дивизия участвовала в Львовско-Сандомирской наступательной операции, освобождала Польшу и Чехословакию.

Свой боевой путь дивизия закончила под Прагой с двумя боевыми орденами на
знамени – орденом Кутузова 2-й степени и орденом Красной Звезды. 14 000 её воинов были награждены орденами и медалями. Враги страшились и уважали пластунов. Они с трепетом называли их «Сталинские головорезы».

Наградное удостоверение казака

Генерал во главе ночной атаки

Летом 1944 года была освобождена вся территория СССР, началось освобождение захваченных фашистской Германией европейских стран.
В 1944 году Казачьи соединения успешно действовали в Корсунь-Шевченковской и Ясско-Кишинёвской наступательных операциях, освобождали Белоруссию, наступали на Правобережной Украине и по территории Польши, сражались в Румынии, Чехословакии и Венгрии.

В марте 1944 года 4-й Гвардейский Кубанский Кавалерийский корпус в составе конно-механизированной группы 3-го Украинского фронта принял активное участие в Одесской наступательной операции.

Успешно форсировали реку Южный Буг и, совершив с боями 60-ти километровый марш, 31 марта овладели крупным населённым пунктом Берёзовка.

Затем, со стрелковыми частями, кубанские кавалеристы разгромили опорные пункты немцев на реке Тилигул и, энергично преследуя врага, овладели городом и крупным железнодорожным узлом Раздольная. В этом бою проявил мужество и отвагу командующий конно-механизированной группой генерал-лейтенант Исса Александрович Плиев, лично возглавивший ночную конную атаку Кубанских Казаков.

Исса Александрович Плиев


Наступила ночь. Казаки несколько суток перед тем не спали, вымотались и уснули на мокрой земле. Было холодно. А тут ещё и поднялся ветер. Что делать? Если ждать рассвета, Казаки замёрзнут во сне. А утром к тому же ожидалось прибытие немецких самолётов. Многие Казаки погибнут в неравном бою. Чтобы воины не перемёрзли, генерал-лейтенант Плиев принимает решение поднять их в ночную атаку. Но как воодушевить замёрзших и усталых людей? Тогда командующий решает сам лично возглавить атаку. Он садится на коня и бросается в бой впереди своих Казаков.

В современной войне генералы не идут в бой на острие атаки. Они командуют своими войсками из укрытия, чтобы армия не была обезглавлена. Но тут был особый случай. И вот, как в древности, военачальник лично возглавил конную атаку. Казаки были столь воодушевлены примером своего генерала, что с удесятерённой силой бросились в бой и одержали блистательную победу.

Непобедимое племя!

В сентябре 1944 года части Донского Казачьего корпуса прорвали немецкие части в Карпатах. Раньше через Карпатские горы рисковали проходить лишь отдельные смельчаки-охотники. А тут к изумлению местных жителей, через Карпатский хребет перевалила куча солдат с пушками и машинами.

Старый Мадьяр Миклош Верниш поражался, что Казаки после такого перехода были способны петь, шутить и танцевать. «Такие солдаты непобедимы!», с восторгом восклицал Миклош.

Победный сорок пятый

Весной 1945 года Казачьи кавалерийские соединения освобождали Чехословакию, вступили в Австрию и дошли до Вены, громили фашистов на немецкой земле и участвовали в Берлинской операции.

Январь-февраль 1945 года. Висло-Одерская операция. В боях на Одере отличился эскадрон старшего лейтенанта Панарина. Он форсировал Одер, закрепился на плацдарме и удерживал его до подхода основных сил.

В течении 24-25 января против Казаков Панарина немцы провели 11 контратак. Панарин был ранен, но несмотря на это продолжал командовать.

10 апреля 1945 года старшему лейтенанту Панарину было присвоено звание Героя Советского Союза.

При форсировании Одера отличились Казаки-Гвардейцы 2-го отдельного сапёрного эскадрона Ставропольской кавалерийской дивизии им. Блинова.

Они 29 января, в течении суток, под сильным артиллерийским и миномётным огнём, отражая атаки мелких групп противника, построили мост длиной 36 метров и шириной 4 метра, грузоподъёмностью 30 тонн.

Казаки у Рейхстага


В мае 1945 года советские войска взяли Берлин! Великая Отечественная война
победоносно завершилась. В очередной раз народы нашей Родины доказали всему миру вечную актуальность приписываемых Великому Князю Александру Невскому пророческих слов: «Кто с мечом к нам войдет, от меча и погибнет. На том стояла и стоит русская земля!» Все слои населения нашего Отечества в едином порыве ковали эту Великую Победу. Кто трудился в тыловых заводах, готовя вооружение для армии, кто в полях выращивал продовольствие для фронта, кто проливал кровь в боях сражений, изгоняя врагов с родной земли. В числе наших мужественных войск внесли свою лепту в общее дело Победы и Казаки. Недаром Казаки, в числе других, прошли маршем и на Параде Победы 1945 года на Красной Площади в Москве.

Донские казаки перед Парадом Победы
Казаки на Параде Победы
Конные казаки на Параде Победы


Разгром Квантунской армии

Фашистская Германия в мае 1945 года была побеждена, но Вторая мировая на этом ещё не завершилась. Союзная Германии милитаристская Япония продолжала порабощать народы Юго-Восточной Азии. Создавала она и угрозу восточным границам нашей страны. На Дальнем Востоке располагалось марионеточное государство Манчжоу-Го, подчинённое Японским милитаристам.

Успешный опыт применения конно-механизированных групп в войне с Германией определил решение командования использовать их против Японии.

В августе 1945 года Казаки 4-го Кубанского Казачьего кавалерийского корпуса и Забайкальские Казаки 59-й кавалерийской дивизии в составе советско-монгольской конно-механизированной группы под командованием генерал-полковника Иссы Александровича Плиева участвовали в разгроме Квантунской японской армии.

Казаки-плиевцы прошли через пустыню Гоби и горный Хинганский хребет и нанесли удар по японской армии с направления, считавшегося наиболее безопасным из-за непроходимости. Это была одна из последних в мировой военной истории кавалерийских атак. И она завершилась полным успехом Казаков.

Уссурийские Казаки на полях Великой Отечественной войны

Вспоминая об участии Казаков в Великой Отечественной войне нельзя обойти
стороной и вклад Уссурийских Казаков. Мы – Казаки Уссурийского Казачьего войска с гордостью чтим память наших предков-Уссурийцев. Уссурийские Казаки принимали участие в Великой Отечественной войне в составе 8-й кавалерийской Дальневосточной Дебреценской Краснознамённой дивизии, в составе которой был 115-й кавалерийский полк, сформированный из Забайкальских, Амурских и Уссурийских Казаков.

Плотников Иван Павлович в годы войны


Живая легенда Уссурийского казачьего войска — старейший уссурийский казак -бвойсковой старшина Плотников Иван Павлович 1924 года рождения. Он прошел с 1942 года от Волги до Кёнигсберга, Вторую Мировую закончил в Порт-Артуре. Родственник Ивана Павловича Атаман посольской станицы Уссурийского казачьего войска в г. Санкт-Петербурге Сергей Плотников взял интервью у легендарного казака-героя:

Иван Павлович, Вы же Великую Отечественную войну прошли, имеете ряд наград.

Когда война началась, это было полной неожиданностью для нас,
дальневосточников. Больше всего ожидали нападения японцев, об этом и говорили между собой. Тем более, что были бои у озера Хасан, в нашем бывшем Гродековском округе на границе тоже шли локальные столкновения пограничников с японцами. Но вот что будет война с немцами, никто не ожидал. Патриотический подъем был массовый. Мне тогда было 16 лет, но я тоже пошел в военкомат. Ходил каждый день, пока не надоел военкому.

Помню, он мне тогда сказал, чтобы я приходил, когда 17 лет исполнится. С нетерпением дождался своего дня рождения (26 сентября) и на следующий день пришел. Так меня и оформили в Хабаровское военное училище, на минометное отделение. Но учиться долго не пришлось, после освоения первых навыков и получения необходимых знаний, меня и троих таких же молодых хлопцев перевели в Бикин. Пожалели нас 17-ти летних, хотя в это время как раз тяжелые известия приходили из-под Москвы. Там, в Бикине, формировались маршевые роты на фронт из запасных. А мы проводили занятия с минометчиками, освежали в их памяти знания. И так было до лета 1942 года. Когда немец стал рваться к Сталинграду, тут уже не смотрели, сколько тебе лет. Нас отправили под Воронеж. Там я получил свое
первое тяжелое ранение. Долгое время лечился, потом был в запасном полку в качестве инструктора. И на фронт попал уже летом 1944 года, в 5-ю Армию генерала Крылова в составе 3-го Белорусского фронта (командующий генерал армии Черняховский И.Д.). Наше командование накапливало силы перед операцией «Багратион» и стягивало свежие резервы. Противник был уверен, что мы не сможем взломать его оборону, так как перед его позициями были многочисленные белорусские леса и болота. Да и враг был опытный, обстрелянный за годы войны. Но мы тоже были не лыком шиты, все равно взломали его оборону и вышвырнули врага за пределы нашей Родины. В июле я получил второе тяжелое ранение и снова надолго выбыл из строя. Вернулся на фронт перед окончанием войны, участвовал в штурме Кёнигсберга. Там же и закончил войну.

После этого Вы демобилизовались?

(Смеется) — Нет! Это закончился мой первый боевой этап. Летом 5-ю Армию
погрузили в эшелоны и отправили в Забайкалье, на войну с японцами. Так что я прошел обе войны, ветеран обеих войн. Японцы, конечно, сильные воины.
Самурайский дух, стремление умереть за Императора — все это сказывалось. Но куда им воевать против солдат, победивших Германию с союзниками?
Но и это еще не все. Так как мне пришлось повоевать в Прибалтике, я немного знал местность. Меня отправили туда добивать немецкие группировки, которые находились в лесах. Им помогали «лесные братья», которым терять было нечего. Вот они много неприятностей приносили становлению мирной жизни. Трудно поверить, что осенью 1945 года в Прибалтике в лесах скрывались разномастные группировки немцев численностью до 200, а то и более человек. Наше командование создало мобильные, хорошо вооруженные отряды по 30-50 человек для борьбы с ними. Наученные опытом войны, мы не лезли в лес напролом, а применяли следующую тактику: получив разведданные о месте дислокации, мы старались подобраться поближе и занять позицию. Потом накрывали лагерь из легких минометов и тут же вступали в ближний бой. Без разведки в бой не вступали, это чревато было большими потерями с нашей стороны. Только после получения разведданных о противнике. Очень нам помогали местные жители. Но многие боялись, старались быть в стороне.


Уже к концу октября с крупными группами было покончено, мы свои функции передали войскам НКВД и местной милиции. И вот только после этого я был демобилизован.

Как складывалась мирная жизнь?

После демобилизации я вернулся во Владивосток и уехал учиться в Хабаровск, в Культпросвет училище. Отец еще до войны научил меня играть на аккордеоне и моя страсть к музыке за годы войны не умерла. Закончив его, я до самой пенсии работал руководителем кружков народного творчества в разных клубах, в школах — преподавателем музыки, пения, и даже учителем черчения и физкультуры. Конечно, полученные раны давали о себе знать, я получил вторую группу инвалидности. Но это не мешало мне продолжать жить и работать.

Плотников Иван Павлович в наши дни

Иван Павлович, спасибо за интересный рассказ о своей жизни.

Пожалуйста.

Что бы Вы пожелали нынешнему поколению, какой наказ дали бы
возрождающемуся казачеству?

Старейший уссурийский казак — войсковой старшина Плотников Иван Павлович

Молодежь, не забывайте нашей истории. Она многому учит, а если её забыть, то это может привести к непоправимым трагедиям. А казакам – быть всегда впереди, так же, как были наши предки – только на переднем крае. Помните, что на вас смотрят другие.


Будьте везде и всегда примером для домашних, для соседей, для людей. Чтобы не было стыдно перед нашими великими предками. Они создали Россию. Они были её защитниками. Они первыми поднимались на борьбу с врагом. На них равнялись. И вам надо быть достойными их, не позорить честь и славу казачью. Вот и весь мой наказ.

подхорунжий Пробатов Сергей Николаевич, Атаман Хуторского казачьего
общества “Хутор Дьяченковский” города Хабаровска

Великая Победа

Великая Победа… Два этих слова — в каждом сердце нас, потомков тех, кто ковал эту Победу… Тех, кто лежал и мерз в окопах… Тех, кто шел в штыковую, ходил в разведку, или в танке боролся с врагом… И тех, кто стоял у станков, рыл траншеи, голодными распахивал земли, чтобы дать для фронта необходимое питание… Тех, кто пережил оккупацию, блокаду, голод, и многие другие ужасы военного времени… Вспомним их подвиг, и никогда не забудем его! Дай Бог всем ветеранам долгой жизни, крепкого здоровья, погибшим и умершим — Царствия Небесного… И всем нам — мирного неба и теплого хлеба!

Не забудем и тех, кто прошел войны, бывшие позже… Пусть они не были такими масштабными, но они были войнами в полном смысле слова… Корейская, Въетнамская, война в Афганистане, войны в Чечне, боевые действия на Даманском, Южная Осетия, другие конфликты… Доброго здоровья их участникам, и вспомним в наших молитвах павших в них! Ведь они своими жизнями не дали разгореться более масштабным боевым действиям, спасли несчетное количество жизней, защитили от бандитов, мародеров и прочих подонков мирное население.
Вечная память павшим, многая лета живым!

приказный Щербаков Андрей Янович

Дорогой казачьей славы

В первом «Б» кадетском классе казачьей направленности имени капитана Якова Васильевича Дьяченко, что действует в школе № 6 на Казачьей горе в Хабаровске, традиционно присягу приняли в рамках мероприятия «День в музее для российских кадет». В этом году событие выпало на вторник 15 октября. День будний, не все родители могли быть рядом. Торжественные
мероприятия в краевом музее имени Н.И. Гродекова и молебен в Свято-Иннокентьевском храме прошли в день присяги, ну а общий праздник Родительский Комитет решил провести уже в воскресный день.


20 октября 2019 казачата и их родители отправились в Центр военно-патриотического воспитания «Взлёт», где находится реконструкция Албазинского острога. В сентябре 2017 года во «Взлёте» состоялось открытие первой очереди реконструкции, в прошлом году строительство
продолжилось. Работы ведутся на средства президентского гранта, который выиграли авторы проекта.

Исторический Албазинский острог находился на территории современной Амурской области. Там, кстати, тоже существует его современная реконструкция. А благодаря энтузиастам из «Взлёта», Албазин теперь появился и в столице Хабаровского края.

Для дальневосточных казаков страницы боевой славы защитников Албазинского острога имеют особенно важное значение. В те грозные дни XVII века казаки на Амуре явили поистине чудеса отваги, стойкости и непреклонного воинского духа. События тех лет получили название “Казачьи Фермопилы”, ведь как и в далёкие античные времена горстка воинов сумела сдержать многотысячные рати манчжурских хищников.

Конечно, не обошлось без помощи Божией. Казаки всегда всецело
полагались на Господа Бога и Его Пресвятую Матерь. Сами себя они называли и называют воинами Христовыми, православными “лыцарями”, защитниками веры Христовой. В далёкий поход на Амур с казаками отправился старец Гермоген, взявший с собою икону Божией Матери “Слово Плоть Бысть”.

В один из эпизодов Албазинской эпопеи, когда манчжуры подожгли
деревянные укрепления острога, казаками пришлось покинуть город. Но покидали они его со знамёнами и в боевом порядке. Казалось бы, что мешало врагам разоружить казаков и отобрать у них боевые знамёна? Да всё просто — во время штурмов казаки сражались столь яростно, что манчжуры поняли — разоружить их можно лишь истребив полностью, но это истребление станет
для них самих Пирровой победой, ибо каждый казак унесёт с собою в могилу множество противников, а потому проще отпустить как есть.


Уходили казаки от пылающих стен Албазина не сломленными. С самого начала было решено вернуться сюда позже. Однако, они и не предполагали, сколь быстро придётся им вернуться домой. Во время боёв старец Гермоген молился Богородице перед Её иконой. Взывали в сердцах к Божией Матери и отчаянно сражавшиеся казаки. Очевидно, по молитвам старца у этого святого
образа и по сердечным воззваниям казаков, у стен покинутого в конце концов Албазина Бог явил удивительное чудо. Неожиданно быстро манчжуры свернулись и покинули казачье поселение. Они даже не сожгли хлеб албазинцев. Казаки добыли языка, от которого узнали, что
завоевателям, праздновавшим было победу, неожиданно явилась огромных размеров белая Женщина и грозно велела покинуть албазинские пределы. В этом явлении Богородицы казаки увидели Её заступничество за них и укрепились в вере. Икона “Слово Плоть Бысть” с тех пор получила имя Албазинской. В дальневосточных казачьих войсках эта святыня до сих пор
почитается войсковой иконой.


Албазинский острог был вновь отстроен, на этот раз его защитили от пожаров и приготовились стоять на амурских рубежах до конца.

Впереди была долгая осада, когда манчжуры предприняли очередную попытку выбить российских казаков с берегов Амура. Через год после возвращения казаков в Албазин, враги предприняли новую осаду. Подвиг осаждённых казаков получил название «Албазинское сидение». Осада длилась долгих 5 месяцев. Трижды — в июле, сентябре и октябре противник предпринимал ожесточенные штурмы, но казаки всё же выстояли!


В декабре 1686 года осада была снята. Казаки покрыли себя неувядаемой вечной славой у стен Албазинского острога.


Перед вновь отстроенными, теперь уже в Хабаровске, Албазинскими стенами, в октябре 2019 года прошло торжественное построение казачат-дьяченковцев. Атаман Пробатов, приняв рапорт от и.о. командира взвода кадета Кузнецовой, рассказал ребятам о славных подвигах наших предков казаков. Кадеты могли не только слышать рассказ, но и наглядно видеть реконструкцию того
самого геройского острога — первого российского поселения на амурских берегах.


А потом для казачат было множество интереснейших занятий — они посетили мастер-класс в кузнице, где все желающие смогли выковать собственными руками настоящий кованный гвоздь, в тире постреляли из луков, примеряли на себя воинские доспехи древности — кольчуги, шлемы и щиты и даже подержали в руках мечи.


В завершении мероприятия, Атаман Пробатов внутри Албазинской крепости провёл для казачат традиционное казачье чаепитие во время которого рассказал о казачьих традициях. Рассказ был самым что ни на есть практическим, ведь ребята могли не просто послушать как казаки пьют чай,
но и непосредственно поучаствовать в этом. Родители кадет были рядом со своими детьми и вместе с ними разделяли радость праздника.

В воспитании гражданина, искренне любящего своё Отечество, огромную роль играет краеведческих компонент. Человек знающий и любящий историю родного региона, изучающий её и гордящийся славными страницами боевой летописи вырастит настоящим патриотом и опорой страны. Таким, какими традиционно были о остаются казаки!

Этапы рождения Хутора Дьяченковский

Этапы рождения Хутора Дьяченковский:

26 декабря 2016 г. — озвучивается идея создания хутора.
Подготовительный этап.

12 января создана группа Вотсапп для координации деятельности по созданию хутора.

16 января проводится первое заседание Атаманского правления хутора. Принимается решение о создании хутора Определяются векторы подготовительной работы.

17 января получено благословение войскового священника иерея Константина Насина и священника окормляющего казаков Хабаровска иерея Стахия Вертилецкого на создание хутора. Иерей Стахий Вертилецкий становится духовником хутора.

19 января официально объявлено о начале организации хутора.

20 января инициаторы создания хутора рассказывают о хуторе на Атаманском правлении ОКОХК. Получена поддержка от Атамана ОКОХК войскового старшины Колосова Игоря Евгеньевича.

24 января казаки хутора участвуют в казачьей панихиде по жертвам геноцида казаков большевиками, которую отслужил иерей Стахий Вертилецкий в Свято-Иннокентьевском храме г. Хабаровска. Первая акция хутора.

25 января встреча с завучем Наказного Атамана хутора младшего вахмистра Пробатова Сергея Николаевича с завучем МБОУ СОШ № 6 Сергеевой Анной Александровной.

26 января второе заседание Атаманского правления хутора. Определение путей развития хутора.

5 февраля третье заседание Атаманского правоения. Подготовка к проведению Учредительного круга хутора.

8 февраля презентация Казачьего кадетского класса имени капитана Я.В.Дьяченко при 6 школе в КСК «Арсеналец».

12 февраля в Неделю о блудном сыне в помещении МБОУ СОШ № 6 прошёл Учредительный Круг хутора. В качестве почётного гостя присутствовал Атаман ОКОХК войсковой старшина Колосов Игорь Евгеньевич. На Круге утверждён Устав хутора, избран Атаман (младший вахмистр Пробатов Сергей Николаевич), Товарищ Атамана (сотник Карпенко Евгений Владимирович), председатель Совета Стариков (подъесаул Осипов Евгений Иванович), члены правления хутора.